Имя мне - Лицемерие
yaoi-club.ru
Название: После заката. Очевидное рядом.
Автор: Telena
Бета: Лисья морда
Фэндом: Принц тенниса / Prince of Tennis
Пейринг: Юта/Мизуки
Cтатус: закончен
Жанр: PWP
Рейтинг: R (NC-17?)
Саммари: действие развивается после поражения Юты в межрегиональных соревнованиях.
Дисклеймер: отказываюсь от прав
Размещение: можно не спрашивать, но уведомить



После заката. Очевидное рядом.


-И как это понимать, Мизуки-сан?!

Юта стоял посреди комнаты с полотенцем на шее и гневно сверкающими очами. Мизуки грустил.

-Успокойся, Юта-кун, - как всегда интонацией выделяя имя, менеджер Св. Рудольфа поискал взглядом свои банные принадлежности, обнаружил на собственных коленях, и, все таки, посмотрел на Фуджи-младшего, - теперь у меня больше информации на твоего брата и в следующий раз...

-В следующий раз ты опять выйдешь против него сам? Так, да?! - перебил его Юта. Он был слишком раздражен, так что забыл об элементарной вежливости. К тому же, смотреть вот так, сверху вниз, на сидящего на кровати парня, будучи абсолютно голым было, мягко говоря, вызывающе.

Мизуки попытался найти что-нибудь в комнате, за что зацепиться взглядом, но глаза упорно возвращались к ладному, еще влажному после душа телу парня. Оно отвлекало.

-Эээ... С чего ты это взял, Юта-кун? Как я могу встать между тобой и твоим... между тобой и Шьюске? - Хаджиме надеялся, что ему удалось достаточно убедительно разыграть удивление.

-Может, потому, что после матча с него влюбленного взгляда не сводил?! - выкрикнув, Юта стащил полотенце с плеч и удосужился-таки повязать его на пояс. Мизуки чуть разочарованно вздохнул, несколько запоздав с осмыслением сказанного.

-Влюбленного?

Брови встали домиком, глаза расширились, банные принадлежности упали, так как он встал с кровати. И застыл.

-Юта? - вопрос был вызван странным поведением кохая*. Тот уставился в пол и, кажется, краснел. В комнате горела только настольная лампа, так что Мизуки мог и ошибиться. Он протянул руку, словно собираясь сделать шаг и коснуться парня, но застыл. Юта же резко отвернулся и молнией скрылся в ванной. Послышался шум включенного душа.

-Вообще-то, сейчас моя очередь, - все-таки отойдя от кровати, Хаджиме прислонился к двери плечом и легонько постучал по ней костяшками пальцев. - Юта-кун...

«Влюбленного взгляда... Ну, скажешь тоже...»

Вообще-то, Мизуки рассчитывал еще позлиться на кохая за его самодеятельность во время матча**, но случившиеся выбило из колеи. Собственный проигрыш в том числе.

Душ продолжал шуметь. Больше из-за двери не доносилось ни звука.

Мизуки как-то уже привык считать Юту своим. Своим творением, своим кохаем, членом своей команды, своим сожителем в общежитии. От того не требовалось ничего, кроме абсолютного подчинения. И вот, нате вам, ревность. Этого в расчетах менеджера Св. Рудольфа не было.

-Юта-кун, прекрати истерику, - довольно громко потребовал он. - Мне надо принять душ перед сном. Уже поздно.

Молчание. Пришлось дернуть ручку двери — та неожиданно легко поддалась, и на Хаджиме свалилось тело. Видимо, Юта в этот момент собирался выйти, причем быстро. Иначе как объяснить силу, с которой он пригвоздил своего семпая к полу.

-Ано... Юта-кун... Может, все-таки встанешь? - придушенно пробормотал Хаджиме, чувствуя, что парень, хоть и напряжен, подниматься явно не собирается.

-Мизуки-сан... - раздалось у самого уха. - Простите... Я не хотел, чтобы ваши расчеты рухнули...

Голос звучал глухо.

-Да, это было малоприятно, - не стал спорить Мизуки, - но данные были не совсем полными, и поэтому... эээ...

Плечи довольно сильно сжали, при этом ухо опалило жаркое дыхание. Собственная одежда Хаджиме начала пропитываться влагой с тела Фуджи-младшего.

-Поэтому позвольте мне стать вашим орудием. Стройте планы, собирайте данные, анализируйте... Мизуки-сан, я больше никогда не хочу видеть у вас такого потрясенного выражения лица.

Тело Юты, становившееся все горячее, неожиданно вздрогнуло, словно тот боролся с рыданиями. Мизуки резко дернул плечом, отталкиваясь от пола и пытаясь сесть. Если учесть, что кохай вцепился в него мертвой хваткой — это стоило некоторого труда.

-Поражение — есть поражение. Или ты хочешь, чтобы я бросил теннис? Чтобы никогда не играл? Это смешно! - Хаджиме разозлился. - Это раздражает.

Хватка на плечах ослабла. Юта весь как-то сник. Его руки безжизненно повисли вдоль тела, а сам он сел, не поднимая глаз от пола.

-Я... не это... Мизуки-сан, - сильный выдох, вскинутый на семпая требующий взгляд. Младший Юта отличался эмоциональностью, вспыльчивостью, но особых проблем со словарным запасом Хаджиме у него ранее не замечал.

-Успокойся, - теперь уже он положил ладонь на плечо Юты и чуть сжал, - поражение — это, конечно, плохо, очень плохо, но тоже полезный опыт. Не стоит разыгрывать трагедию.

Взгляд кохая немного смягчился и Мизуки, окрыленный успехом терапии, немного приблизился, заглядывая в глаза снизу вверх:

-Я изменю твои тренировки и увеличу нагрузку, - вторая рука легла на обнаженное колено Фуджи-младшего, - все обязательно будет хо...

Его ладонь накрыла рука Юты и резко перетащила в сторону. Мизуки сглотнул и посмотрел вниз, догадываясь, что это такое твердое и горячее сейчас обхватывают его пальцы.

-Юта-к...

Определенно, этого не было в данных. Юта просто не мог вот так вот взять и завладеть его губами, властно требуя ласки. Не мог валить на пол, торопливо раздевая и не давая опомнится. Не мог... Не должен был мочь.

-Юта! - в голосе его металась паника, а кохай уже стаскивал трусы: сноровисто и деловито. Прежде чем Мизуки сумел сформулировать, что именно хочет от него: что бы тот перестал или чтобы объяснил, Юта плюнул на трусы, оставив их в районе голеней, и снова накрыл телом, целуя губы, подбородок, шею. Руки его схватили запястья Хаджиме и потянули за голову, сводя вместе. Удерживая.

-Я не гей, Юта-кун, - строго произнес Мизуки, едва парень освободил его губы. Юта оторвался от ключицы и недоуменно посмотрел на семпая. В глазах его плескалось возбуждение.

-Я тоже, Мизуки-сан, - довольно уверенно ответил он и, наклонившись, сдавил губами сосок своей жертвы. Жертва от такого поворота событий совсем растерялась. Хаджиме начал уверяться в мысли, что он что-то упустил. Что-то очень важное, что делает все происходящее объяснимым.

Менеджер Св. Рудольфа расслабился. Он пытался думать. Юта занимается с ним сексом, по-другому это просто не может называться. Секс между мужчинами — это гомосексуальные отношения. Гомосексуалисты — геи. Но они оба — не геи.

«Что ж мы не мужчины, что ли?» - от такого вывода Мизуки чуть не вскочил, но тут рука Юты вскользь коснулась члена. Хаджиме охнул и приподнялся на локтях. Ощущения не врали — он возбудился. - «Это абсолютно нормальная физиологическая реакция...»

Покосился на Юту. Тот целовал живот, покусывал кожу, поднимался выше, вроде бы и не обратив внимания на поведение семпая. Причем делал это все с таким напором, словно судьба мира зависела от его усердия.

Мизуки прикусил губу. Хотелось прикосновений в другом месте. Не то что бы решил уступить... Мысли сместились в другую плоскость — плоскость физического удовольствия. К тому же у него еще секса никогда не было, поэтому, почему бы и не «да»?

-Значит, меня свой член трогать заставил, а мой — не хочешь? - стараясь не потерять лица и не выдать настоящих чувств, спросил насмешливо. На момент окончания фразы, Юта уже целовал ему шею, так что пришлось запрокинуть голову. Короткий ежик волос щекотал кожу, вызывая мурашки. Но вот парень замер. Повисла тишина. Мизуки открыл глаза, удивляясь, когда только успел их закрыть, и увидел, как младший Фуджи озадаченно смотрит на его пах. Красный как помидор и сосредоточенный как на тренировке.

-Я должен взять его в рот? - собравшись с духом, отчетливо спросил он, не поднимая глаз и сжимая губы. Мизуки понял, что у него этот опыт — тоже первый. Собственно, догадываться было нечего.

-Если хочешь, - он пожал плечами, всем видом как бы говоря: ты это заварил, тебе и расхлебывать, а я еще посмотрю — понравится ли мне. На самом деле Мизуки понимал, что будь на месте Юты кто-нибудь другой — он просто не позволил бы ситуации развиться до этого этапа.

Фуджи сглотнул. Чуть наклонился, примериваясь. Опять выпрямился.

-Мизуки-сан.. я.. не умею...

Хоть он и не смотрел на Хаджиме, тот почувствовал обращенный к себе вопрос. «Будто я умею. Но я же всегда все знаю, ксо...»

-Возьми, - запнулся. В горле застрял комок от смущения. - Кхм, обхвати его рукой... Ну что ты, никогда не делал этого сам с собой? - Мизуки отвернулся и уставился в окно. Спустя пару секунд послышалось тихое «хорошо».

Прикосновение. Робкое движение ладони вверх-вниз по члену.

-Сильнее сожми руку, - отрывисто и немного жестче, чем собирался, скомандовал Хаджиме. Потом не глядя накрыл ладонь Юты поверх своею, показывая, как надо. Наслаждение накатило резко, оглушающе... парень даже не сразу заметил, что Фуджи совсем расслабил руку, позволяя семпаю самому ласкать себя его ладонью.

-Ксо, - жестко, - Юта-кун, - уже мягче. Мизуки сел прямее и потрепал кохая по волосам, притягивая к себе, заставляя подставить губы. Не прекращая движений внизу, приблизил свои глаза к его, - Подрочить я могу и в одиночестве...

Тут в планах Мизуки был поцелуй, но что-то в его словах задело невидимую струнку в кохае и тот резко вырвал руку и отстранился. Потом сгреб семпая в охапку и рывком оттащил на кровать, буквально кинув тело. Резко развел ноги Хаджиме и..

-Стой-стой-стой, - менеджер Св. Рудольфа приподнялся на локтях и попятился по одеялу, пока не уперся головой в стенку. - Что ты делаешь?

Он даже не скрывал дрожи в голосе.

-Мизуки-сан, только не нужно надо мной смеяться! - сосредоточенный и уверенный голос человека, собравшегося с духом и решившего воплотить задуманное, чего бы ему это не стоило.

-Я не смеюсь, - поспешный ответ, а Юта уже схватил за лодыжки и тянет к себе. Стоит на коленях и его возбужденный орган все ближе. - То есть, почему это снизу я?! ЮТА-КУН!

На Хаджиме посмотрели озадаченно, явно раздумывая над ответом. Наконец, младший Фуджи констатировал:

-Потому что я вас хочу.

У Мизуки на переносице образовалась морщинка от сильно сведенных бровей. Надо было что-то сделать или сказать, причем — быстро. Пока не стало поздно. В силе он явно Юте проигрывал.

-Я тоже тебя хочу, - сглотнул. Это была чистая правда. Хаджиме осознавал, что это не довод, но если уж Юта его использовал, то может, сработает?

-Я раньше захотел, - продемонстрировал убийственную логику кохай, придвинувшись вплотную. Слова в конце немного смазались, потому что в этот момент он облизывал пальцы. - Вы возбудились только после того, как я вас … целовать начал.

Мизуки не мог ничего поделать с собой. Нужных слов не находилось, вместо этого он, словно загипнотизированный, следил за пальцами Юты, приближающимися к его ягодицами. Сжался весь, едва почувствовал прикосновение. Но давление не прекращалось, становясь постепенно сильнее.

Совершив над собой усилие, Хаджиме посмотрел в глаза Юты и вдруг расслабился от зрелища. Парень жадно ловил выражение лица семпая. Но это не было исступленное желание подростка.

Юта любовался им.

Юта смотрел с нежностью.

Юта просил прощения взглядом.

И Хаджиме откинулся на постель. Словно сквозь сон, ощущая как пальцы проникают все глубже. При этом его явно ласкали свободной рукой и снаружи. Это уравновешивало неприятные ощущения внутри.

Но, в целом, ему было хорошо. Мизуки нравились прикосновения теплых рук. Юта чувствовался как нечто само собой разумеющееся находящееся рядом. Первоначальный стыд за собственную наготу прошел.

Мысли плыли в белесом тумане сознания, бледнея, становясь лишними. Вместо этого все ярче разгорался огонь там, внизу. А Юта явно почувствовал себя увереннее, он ласкал член Хаджиме рукой, одновременно разрабатывая дырочку пониже. Вставил второй палец, заставив вскрикнуть. И тут же вдруг накрыл головку члена губами, вырвав вздох.

Мизуки посмотрел вниз и наткнулся на упрямый взгляд. Его кохай остановился, приподнял голову и попросил:

-Не смотрите, пожалуйста.

«Не смотрю, не смотрю...» - уступил Мизуки, закрывая глаза и откидывая голову обратно на кровать.

За вторым последовал третий палец, заставив в очередной раз выругаться про себя. Но грань между болью и удовольствием постепенно стиралась, сплетаясь в тугой клубок неповторимых ощущений. Когда же пальцы вдруг покинули горячее лоно, Мизуки немного разочарованно выдохнул, не сразу сообразив, что это значит.

Толчок. Проникновение.

Из глаз брызнули слезы.

-Не так резко, Юта...

-Простите, прости... - новоявленный любовник забыл о том, что делал, и упал на него сверху, целуя веки, - Прости, я .. сейчас..

Мизуки взял его лицо в ладони и развернул, целуя в губы и обхватывая ногами. Поцелуй углубился. Обоим скоро стало нечем дышать.

-Давай... - отпуская кохая, пробормотал Хаджиме.

На этот раз Юта входил осторожно, делая движение и замирая, ожидая, пока Мизуки не кивнет. Наконец, он вошел полностью и застыл. А лежащий под ним парень мужественно терпел. Когда понял, что почти привык — сам сделал движение навстречу, чуть не хмыкнув самодовольно на вырванный у кохая вздох наслаждения. Боли почти не было. Наоборот — головка члена Юты задела какую-то точку внутри и заставила приоткрыть рот и судорожно ловить воздух. Но не у одного его начало сносить крышу.

Младший Фуджи обхватил его ноги и начал двигаться: резко входя и замедляясь на выходе. В этом определенно что-то было. Это «что-то» поднималось комком в горле, сдавливало грудную клетку и раскаляло пах. Не осознавая, что делает, Хаджиме обхватил свой член. Перед глазами заплясали белые точки и поплыли пятна. Он чувствовал приближение оргазма. Волны накрывали все тело, мешая дышать, заставляя хрипло постанывать...

-Прости... - Юта замер с виноватым видом, а Мизуки почувствовал, член внутри него начал судорожно сокращаться, а по внутренностям - разливаться что-то горячее. - Я.. Я кончил.

Но Хаджиме его не слышал. Последние ощущения заставили прикусить губу до крови, а руку — резко ускориться. В ушах зашумело. Пришел он в себя судорожно сжимающим член и умирающим от жажды.

-Что ж, - голос охрипший и очень тихий, - для первого раза не плохо, я думаю. Но, конечно же, потребуются тренировки и много практики, Юта-кун...

Фуджи-младший толкнулся внутри, демонстрируя полную готовность продолжить. Лицо его буквально светилось.

-Ну что ж... Ты прав, зачем откладывать, - забывая про жажду, ответил Мизуки. А в сознании мелькнула странная мысль: если бы это был Фуджи-старший, кто был бы снизу?

Конец.

*Кохай — младший товарищ, который состоит в том же клубе или роде/направлении деятельности. Иногда — подчиненный, идущий тем же путем. Семпай — все тоже самое, но наоборот.

** Матч с Эчизеном, который Юта проиграл.

@темы: R, Мизуки/Юта, Св.Рудольф, яой