Noa Streight
Ну, это я при жизни был весёлый...
Название: А Мизуки – крайний.
Автор: Noa Streight, Аямэ
Фандом: Prince Of Tennis
Рейтинг: NC-17
Жанр: slash, Humor, возможно OOC
Пейринг: мультипейринг
Посвящается: Tomoe-chan, koudai
Содержание:Однажды надоело Мизуки быть крайним и потому решил он посвятить в тяготы жизни как можно большее количество народа))))
Предупреждение: фик написан без учёта событий манги «New Prince Of Tennis».
Благодарность: создателям проги Skype, Википедии и волшебной халве.)
Отказ от прав: Персонажи фанфика принадлежат их создателям. Авторы фанфика не извлекают материальной выгоды от их использования.
Размещение: фика на других ресурсах – с согласия авторов. Ссылки на фик – приветствуются.

Научите меня нервно и аристократично курить, прищуриваясь
и ломая изгибы пальцев о кожаные кресла и диваны,
путать дымом шелковые шторы, и возможно я смогу благородно
признаться вам в любви, стихами и безумно красивыми словами,
без орфографических ошибок, а пока – увольте, но я хочу вас
трахнуть прямо здесь на полу...
Неизвестный автор



Мизуки и Фуджи.
В свои 14 лет Мизуки был более развит, чем его сверстники-теннисисты. Те думали о спорте, своих победах и поражениях, иногда впадая в сущую одержимость из-за сильных противников. При этом они успевали демонстрировать неплохие результаты в учёбе и изредка радовать родителей внезапной помощью по хозяйству.
Хаджиме тоже думал от теннисе, об успехах подконтрольной ему команды, учился и болел головой на тему гения из команды Сейгаку – чёртового Фуджи Шюске. Но всё-таки он был более развит, чем большинство его сверстников. Ведь те, стоило прозвучать слову «свидание», начинали вести себя как тараканы, застигнутые ночью посреди кухни – впадали в панику, стремились убежать и спрятаться. Или наоборот, излучали нездоровое перевозбуждение, которое – Мизуки был уверен – скорее распугало бы всех девиц в радиусе километра.
Сам же он в 14 лет умел, даже не глядя, расстегнуть и застегнуть на девушке бюстгальтер. Да что там лифчик! Вот корсет на тридцать крючков – это да, испытание для мужских рук и нервов.
Но Хаджиме справлялся. Раз уж угораздило родиться в семье третьим после двух девчонок – что ж поделать. Вспоминая классика, иногда он думал, что прошедшему Ад на Земле гарантированно место в Раю. В посмертии. Будь он верующим – его бы это здорово утешило.
Фуджи, наверное, понял бы его. При такой-то старшей сестре – умнице-красавице – уж наверняка без корсетов на тридцать крючков детство Шюске не обошлось.
А у Юты, наоборот, как-то даже неудобно выспрашивать подробности – у него на лбу поперёк шрама написано аршинными буквами счастливое взросление в драках с пацанвой, а в вопросе девчонок он такое же дерево, как большинство сверстников.
До встречи с Мизуки Юта жил нормальной жизнью человека («Я должен превзойти брата!»), которому не пришлось в восемь лет осваивать плойку, а в одиннадцать – разбираться с тонкостями накладных ресниц и клея для поднятия век. Более того, ему такие извращения, как эпилятор, шпильки и врезающиеся в попу стринги – вообще не ведомы.
Можно только позавидовать.
А вот Шюске… У него, похоже, совсем другая история. Иначе с чего ему так загадочно улыбаться? Джоконда от Сейгаку, ёпт. Да и с сестрой они живут душа в душу.
Правда, Хаджиме со своими в последнее время тоже не ссорится. Делить им нечего, а недавно пришло и осознание, что мальчик вскоре станет сильнее их обеих, если уже не стал. А возможность задушить его подушкой в кроватке упущена окончательно и бесповоротно.
Но вот новая и зачастую пугающая информация продолжает сыпаться на Мизуки, как из рога изобилия. Сейчас, конечно, меньше – не зря он сбежал в общагу.
Страшно становится, стоит лишь вспомнить, как сёстры обсуждали – между собой, с подругами, или даже ему непосредственно рассказывали – чёртову уйму всякой невнятицы, которой забиты их хорошенькие головы. И ведь на нём-то цепочка обрывается – поделиться услышанным ему не с кем.
Вот если бы Шюске… Но гений из Сейгаку с ним не разговаривает. Точнее, даже демонстративно игнорирует после того матча. Хотя его повёрнутость на младшем брате… это хорошо – можно воздействовать.
Ведь надо что-то делать! Избыть это чувство. Добиваясь, но всё так же не получая никакого отклика от Фуджи-старшего, Мизуки чувствовал себя самым одиноким подростком во вселенной. Единственный четырнадцатилетний школьник, который будучи совершенно нормальным подростком, без отклонений в психике, способен поддерживать многочасовую беседу о косметике, модных трендах и брэндах и – о, ужас! – о яое, шарнирных куклах, а так же о том, какой Джонни Депп лапушка.
Так и рехнуться недолго. А это приятнее делать в хорошей компании – Фуджи Шюске не отвертится!
Когда горькие ощущения достигли своего апогея, Хаджиме вцепился в телефон и позвонил «сопернику, предназначенному ему Судьбой».
«Это автоответчик семьи Фуджи. Нас в данный момент нет дома. Пожалуйста, оставьте сообщение после сигнала... – и после небольшой паузы, знакомый мягкий голос, – Мизуки, если это ты, пожалуйста, застрелись самостоятельно».
– Возьми трубку, Шюске! Или я превращу жизнь твоего брата в Ад.
– Мизуки, что ты такое говоришь? – ахнул Юта, мгновенно перейдя от порозовевших щёк к снежной бледности. Угораздило же беднягу оказаться в комнате Хаджиме в это время. А всего-то занёс словарь, который когда-то одалживал.
– И начну, пожалуй, прямо сейчас, – объявил менеджер команды в трубку и тут же добавил в сторону. – Ты знаешь, что такое яой, Юта?
– А? Не-а, не в кур…
– Ну, как же так! Это должен знать каждый, кого занесла судьба в общежитие школы им. Св. Рудольфа. Яой – такое объёмное понятие, которое включает в се…
– Шюске слушает. И ни слова больше о яое!
Мизуки победно ухмыльнулся и поспешил выпроводить Юту на тренировку – разговор с Фуджи-старшим предстоял до-о-оолгий. А младшему действительно рано знать такие вещи.
продолжение

@темы: яой, юмор, стеб, необычные пейринги, авторский фик, Хетей, Сейгаку, Св.Рудольф, Риккайдай, NC-17