Noa Streight
Ну, это я при жизни был весёлый...
Название: Не знаешь, что соврать – скажи правду.
Авторы: Noa Streight, Аямэ
Фандом: Prince Of Tennis
Рейтинг: R и NC-17 в эпилоге
Примечание: Писано на турнир Prince of Tennis Cup 2011, на тему: «Беда всех импровизаций в том, что никогда не знаешь, какую глупость уже успел брякнуть твой партнёр».
Жанр: slash, Humor, OOC
Пейринг: Инуи/Кайдо, Оотори/Шишидо, Сегаку, Хётей и ОС в количестве.
Посвящается: koudai
Отказ от прав: Никого не имеем, но очень бы хотелось)
Размещение: с согласия авторов.

26.01.2011 – 26.03.2011

1 глава

– Кайдо, откуда у тебя эти порезы? И… этот синяк на плече? Ещё вчера их не было, а ведь я наблюдал за тобой всю тренировку.
Каору раздражённо зашипел и вывернулся из рук Инуи, помогавшего ему с разминкой. Начнёшь рассказывать про порезы – потом придётся и про ночной просмотр целого сезона девчачьего сериала «Sailor Moon», а там слово за слово и про Takishido Kamen. Теннисист мысленно застонал. Пусть хоть пытают – никто ничего от него не добьётся!
– Это… как бы… случайно получилось, – врать ему оказалось ещё тяжелее, чем Кайдо себе представлял. А он ведь и так думал, что это далеко за гранью выполнимого. Змей же не Тезука и не Фуджи – Инуи собрал про него почти все данные и видит насквозь. Вот и сейчас вычислительный аппарат в мозгу очкарика просигнализировал о вранье. Но Инуи ничего не сказал, удостоив Кайдо лишь пронизывающим взглядом – как всегда спокойным и чуточку печальным.
Кайдо даже почувствовал себя обделённым, ведь готовился отражать атаки любопытства Инуи на протяжении всей тренировки. В смысле, готовился удирать от напарника при первых же признаках разговора на тему. Ну, не хотелось ему врать! Змей собирался уходить от ответа так долго, как только возможно.
Кайдо слабо представлял, как удерживать в секрете хоть что-то в такой дружной и чертовски любопытной «семье», как Сейгаку.
Смэш, прямой, резанный, навес… Через полчаса тренировки Змей удивил всех тем, что облажался первым.
И так три раза подряд.
В какой-то момент тренер Рюзаки, навешивая подачу, умудрилась попасть отлетевшему от реальности теннисисту по темечку. Даже испугалась, что бандану помяла.
Вскоре накосячили Кикумару и Момоширо, отвлёкшиеся от тренировки из-за Кайдо. Теннисисты удостоились порций сока Инуи и рухнули в теньке, переживая коллапс рецепторов.
Но Садахару, конечно же, не успокоился, пока не уложил под оградку корта всю команду. На ногах остались только Тезука и Фуджи – один из принципа, а второй из вредности.
Убедившись, что гений надёжно отвлекает капитана интимной беседой с кучей полунамёков и каверзных вопросов, а остальные теннисисты после серо-бурой овощной дряни в кусках пребывать изволят – Инуи возобновил разговор с Кайдо.
– Про порезы больше не спрашиваю: случайно, так случайно. Но не это ли «случайно» является причиной твоего мысленного отсутствия на сегодняшней тренировке?
«Всё-то он замечает» – подумал Кайдо с досадой. Внимание Инуи одновременно и льстило и раздражало.
– Небольшие сложности у меня в жизни образовались. Товарищ один разболелся совсем – не парень, а тень от вешалки – и врач постановил ему спортом заняться. Его мама вцепилась в мою, та – в меня… В итоге, я теперь этому малохольному должен компанию составлять и следить, чтобы он на книжки свои да компьютер не отвлекался.
– Вот оно что. Ты таа-акой заботливый, – в голосе Инуи прозвучала мягкая насмешка. Кайдо, конечно же, никогда не признался бы, что сам вызвался помочь. Отзывчивый и ответственный парень, да ещё и фанат телесного совершенствования – мамаши знали к кому обращаться. «Заставили», как же.
– Если хочешь, я могу составить расписание тренировок для этого парня. Чтобы и он эффективно занимался и тебя не задерживал.
– Позже это наверняка понадобится. Сейчас же он еле переживает элементарную разминку, – серьёзно ответил Кайдо. Не зря он полночи репетировал выдачу на гора байки, которую придумал его приятель – дебошир и злостный прогульщик.
Теннисист коротко взглянул в сторону – похоже, помимо Инуи, его слышал и Ойши. Это хорошо – вице-капитан считает помощь немощным и убогим святым делом и отмажет Кайдо перед капитаном. Змей был уверен, что эффективно соврать Тезуке ему не помогут никакие репетиции.
«И лажанул же я сегодня… Надо собраться. Сконцентрироваться. Не могу же я две недели полагаться на «больного друга». Хорошо, что клубный турнир не скоро…» – думал Кайдо тоскливо. Но сколько бы он сам себя не одёргивал – сосредоточиться на тренировке было тяжело. Мысли так и норовили утянуться из «здесь и сейчас» к первопричинам его неловкого вранья.
А в это время в школе Хётей Атобе оторвался от бумаг и подошел к открытому окну – тренировка шла своим чередом – чем дальше, тем больше делая теннисный клуб похожим на цирк бесплатный.
– Юуши! Ююю-уууу-шиии! Смотри, что я придумал…
– Джиро, хватит дрыхнуть! Хиёши…
– Пусть Кабаджи будит, у него лучше получа…
– Ус…
– Геко-куд…
«А вот на это стоит посмотреть поближе!» – заинтересовавшись, капитан для начала высунулся из окна по пояс, быстренько огляделся и, убедившись, что никто не видит, лихо перемахнул через подоконник.
– И-кью-нью-кон! – на первый взгляд сила замаха и удара соответствовали «Шквальной» подаче Оотори, Scud Serve, но мяч с завидной регулярностью врезался в верхнюю кромку сетки, не перелетая.
Блондин злился на себя и оттого промахивался ещё чаще. Резкие окрики напарника никак не способствовали обретению душевного равновесия и концентрации на игре.
– Извини, Шишидо, я сейчас,– юноша развернулся и прытко рванул к кранам.
Умываясь холодной водой, Чотаро с грустью подумал, что переоценил свои силы. Четырех часов сна в сутки оказалось мало для полноценного восстановления организма при такой усиленной физической нагрузке.
Выход был один, но недопустимый: «Признать свое поражение? Ни за что!»
– Чотаро! Что происходит? – подошедший Шишидо раздраженно постукивал ракеткой о ладонь. От неожиданности блондин икнул и, оттягивая неприятный разговор, поспешно сунул голову под кран.
К разочарованию Чотаро, Шишидо дождался окончания внеплановой помывки, продолжая буравить напарника вопросительным взглядом.
– Ты уже который день спишь на ходу. И вечером на корт не приходишь. Решил бросить теннис? – Шишидо нахмурился. Это соображение только что пришло ему в голову и совсем не порадовало.
Чотаро моргнул:
– Не-нет, что ты, – ни одной дельной мысли или внятного объяснения. – Я... это… это временно... меня.. э-ээ... попросили помочь в музыкальном кружке, – в итоге неумело соврал парень.
– Ну-ну, – скептически протянул Шишидо, даже не стараясь сделать вид, что поверил. – Ты же знаешь, мы не имеем права проигрывать.
– Шишидо, я… – попытался оправдаться Оотори.
– Не перебивай. Как бы там ни было, организуй свое время так, чтобы новое увлечение не сказывалось на командной игре.
Вразумив напарника, Шишидо вернулся на корт, всем видом изображая погружённость в процесс тренировки. Не заметив тоскливого вздоха и еще более тоскливого взгляда, которым проводил его Оотори. А вот Атобе замечал всё, но торопиться с выводами не спешил, решив понаблюдать еще немного.
Чуть-чуть.
– Юуши, правда, здорово?! Теперь я точно обыграю Кикумару!
– Джиро, всю жизнь проспишь!
– Разбудите, как случится что-то интересненькое.
– Ус…
– Гекокуджо!
Тренировка в Хётей набирала обороты.

2 глава

«Как меня угораздило-то? – масштабный вопрос, который принято задавать себе в серьёзном возрасте пришёл Кайдо на ум в четырнадцать. – Нет, ну, правда – как?»
Он постучал и вскоре скрылся за дверью чёрного хода.
Таким напряжённым, как сейчас, он бывал разве что на матчах против Риккайдай.
– Вшшшшшшш…
Звонкое «Привет!!!» – это Маю, маленькая, шумная бестия, хуже Кикумару. За пронзительный голос обзавелась кличкой «Колокольчик», хотя мелодичности в нём днём с огнём не сыщешь.
Спокойное и взвешенное «Здравствуй, Кайдо» – это Юкирин. Она, единственная из всех, уже успела переодеться и готова к работе.
Из-за приоткрытой двери подсобки слышны раздражённые голоса – Каедэ поймала менеджера за ревизией и требует прав и свобод. Судя по тому, что остальные не реагируют, не в первый раз, а судя по бесконечному терпению в голосе менеджера – и не в последний.
Аки и Ёшинори – не видно и не слышно. Аки, наверное, опаздывает. А Ёшинори… туда ему и дорога!
Кайдо с обречённым видом снял с вешалки костюм и удалился в подсобку, слыша сдавленные смешки за спиной.
Раздельные гримёрки в кафе оказались не предусмотрены, поэтому девушки в особых случаях скрывались за ширмой, а парней изгоняли переодеваться в кладовушку. Впрочем, Кайдо уже заметил, что коллеги ему достались не из стеснительных, и с удовольствием прятался в подсобку сам. Будь его воля – и не вылезал бы оттуда до конца рабочего дня.
Ко всему, ребята сплошь были старше его, даже субтильный извращённый ублюдок – Ёшинори.
– О, боги! В кладовке завёлся агрессивный бегемот и коварно тебя пожевал во время переодевания? – конёчно же, вспомни солнышко – оно и появится. Ёшинори вышёл из кухни как раз, когда Кайдо направлялся к зеркалу.
– Вшшшшшш…
– Агрессивный бегемот у нас в кафе? В твоих мечтах разве что, – едко заметила злая на менеджера Каедэ.
– Дорогуша, будь ты действительно мальчиком, как тебе видится, я стал бы первый в очередь. Но раз нет, то не плюй в меня ядом своими хорошенькими губками бантиком, – заметил Ёшинори, манерно растягивая слова.
– Осторожней высказывайся о моих чертах лица, а лучше вообще заткнись – с таким слоем штукатурки, как у тебя, не рекомендуется даже моргать лишний раз.
Пока ребята увлечённо собачились, Кайдо проскользнул мимо и отдался в руки Юкирин. Вдвоём с Маю те шустро привели наряд парня в божеский вид. А если бы Маю не мешала, получилось бы ещё быстрее.
«Неужели для борьбы с Силами Зла нельзя было выбрать более удобный костюм?» – в мысках чёрных туфель как в зеркале отражалась окружающая действительность. О стрелку брюк, казалось, можно порезаться, а галстук-бабочка удушающе впился в шею и сводил на нет все попытки двинуть головой. Со стороны, впрочем, юноша в смокинге выглядел весьма презентабельно и элегантно, но клялся себе, что больше никогда в жизни не оденет такой пафосный шмот.
– А…
– Что, Кайдо?
– Вшшшшш…
– Ммм? – Юкирин с благожелательным интересом терпеливо дожидалась, когда мальчик справится со смущением и выскажется на волнующую его тему.
– Вы собираетесь весь день работать в таком… виде? – теннисист не знал, куда девать глаза: платья «воинов в матросках», ну, откровенно говоря, представляли собой ни что иное как белые купальники, декорированные цветными юбками, бантами и воротничками. А юбочки заканчивались чуть менее сразу, чем начинались. В мультфильме, с которым пришлось ознакомиться в принудительном порядке, это не произвело на Кайдо столь сокрушительного впечатления – между рисунком и реальностью лежала пропасть, которую он не мог одолеть силой воображения. Но сегодня действительность нанесла психике теннисиста сокрушительный удар.
Юкирин и Маю на мгновение застыли с одинаковым изумлением на лице, а потом Маю расхохоталась.
– Не самые провокационные костюмчики, но, судя по твоему лицу, нас ждёт оглушительный успех.
– Прститезаопздание!!! – в гримёрку ворвалась взмыленная Аки, на ходу срывая с себя кофточку, чуть ли не вместе с бельём. Кайдо почувствовал себя тараканом, застигнутым ночью на кухне – резко захотелось зажмуриться, убежать и спрятаться.
Девушка переоделась, как пожарник, в рекордный срок, нахлобучила парик и принялась наносить макияж с видом «что вы, что вы – да я тут ещё с прошлой смены».
Менеджер выбрал именно этот момент, чтобы объявиться в помещении. Окинул внимательным взглядом разношёрстную команду и велел построиться.
«Если кому-то наши тренировки кажутся сложными – попробовал бы он в ЭТОМ поучаствовать!» – подумал Кайдо, отчаянно желая скрыться в ближайшем астрале – если не физически, то хоть душевно. Маю повисла на его локте, изображая всю из себя влюблённую героиню, Ёшинори пристроился с другого бока, из чистого озорства, а остальные девушки устроились рядом в сложносочинённых позах. Теннисист, словно ракетку проглотивши, стоял посреди этого цветника, как х*й на именинах, и мечтал о матче против всего Риккая одновременно, а так же о быстрой и безболезненной гибели посредством метеоритного дождя.
– Ёшинори, не паясничай, – менеджер выглядел до странности довольным по контрасту с желанием Каору провалиться сквозь землю, – Кааааайдо… Расслабься, дорогой, а то на тебя смотреть страшно.
– Вшшшшшш.
– А теперь, девочки и мальчики, за работу!
«Как же я влип…»
А действительно – как? Очень просто. Вначале Кайдо разбил витрину. Точнее, этому знаменательному событию в жизни теннисиста предшествовал приступ глупости, на смену которому пришла вспышка ярости. В целом, произошедшее напоминало грандиозную лавину, начавшуюся с маленького камешка. Точнее, маленького мячика.
Он опомниться не успел, как всё уже случилось.
«Для разминки понаделал глупостей, теперь хоть при деле – потихоньку исправляю. Наверное…»
Ещё в субботу теннисист был вольной птицей, тренировался, играл на общественном корте и совершенно не мечтал влипнуть в эти извращения. Нет, вот, захотелось побыть рыцарем в сияющих доспехах! Если школьник-теннисист в полной экипировке видит даму в опасности, уже зеленеющую от страха – что он делает? Правильно. Достаёт ракетку и вламывает противнику фирменной подачей. А пока тот соскребает себя с тротуара – можно спокойно преодолеть двадцать метров и допинать ублюдка ногами.
Да? На практике выяснилось, что такие вещи срабатывают только у Эчизена. Получив мячом в лоб, охламон резко отшатнулся, раскинув руки, и обрушился спиной на стремянку. Рабочий, который менял неоновую лампу в вывеске, потеряв равновесие, повис на ней же и… В следующий миг случилось всё и сразу – стремянка грянулась в витрину, а вывеска рухнула вниз. Кайдо только и успел, что выдернуть девушку из-под обстрела осколками и заслонить собой. То, как он преодолел разделявшее их расстояние, совершенно изгладилось из памяти – разум отказался воспринять невозможное.
Долгая минута для всех участников события прошла под знаком «белый шум». Потом из дверей выскочил менеджер, а следом на улицу высыпал целый кагал пёстро одетых личностей. Пострадавшее заведение оказалось косплей-кафе. У Кайдо отобрали дважды спасённую и один раз едва не угробленную официантку.
Электрик, упавший с лестницы – приземлился на мягкого охламона и отделался парой синяков и сильным испугом. Охламон, пострадавший от подачи Кайдо, столкновения с лестницей, падшим электриком и от каблука одной из официанток – пребывал в прострации.
Кайдо понял, что пропал. Смазливый официант с противной манерой речи окрестил теннисиста «Годзиллой».
И возразить нечего.
Ситуация похлеще той, когда его за карманника приняли. И тут менеджер, до сих пор обозревавший место трагедии, как Токугава Иясу битву Секигахара, развил кипучую деятельность.
«Адвокат дьявола» – подумал о нём Кайдо два часа спустя, когда в результате всех метаний и стратегических манёвров выяснилось, что пострадавшие к теннисисту претензий больше не имеют, но ему предстоит отработать стоимость починки витрины и вывески. Прямо тут же, в кафе.
Мальчик согласился не раздумывая, ведь альтернативой был скандал с участием родителей, полиции и руководства школы… в общем, мрак, кровь, смерть и разрушения.
Нет уж, хватит с него разрушений.
В сложившейся ситуации Кайдо видел себя в роли грузчика или, на худой конец, посудомойки – что он мог им предложить, кроме своей силы и выносливости? Но оказалось, что у менеджера имелся свой взгляд на проблему. Поэтому определение его в уме теннисиста с двух слов сократилось до одного: «Дьявол!». Кирихара со всей командой могут тихо удавиться от зависти в пыльном углу – до извращённой фантазии взрослых индивидуумов им ещё спать и спать.
И вот он в зале. В смокинге. В цилиндре и полумаске. Стоит дурак дураком.
– Не нервничай, Кайдо. Всё не так страшно, как кажется на первый взгляд. А когда привыкнешь ещё и понравится. – шепнула ему Юкирин, проходя мимо.
«Если привыкну…» – подумал теннисист обречённо и глубже вдвинулся в угол. Не помогло. Исполняющая роль Sailor Moon – Маю – безжалостно выволокла своего благоверного Takishido Kamen на всеобщее обозрение. И, прежде чем Кайдо нашёл пути к отступлению, его со всех сторон облепили восторженные школьницы.
Теннисисту пришлось проглотить рвущееся горлом раздражённое шипение, сцепить зубы и терпеливо вручать девочкам дешёвые искусственные розочки, а так же фотографироваться до тех пор, пока они не удовлетворятся.
«Насколько же на корте проще!»
В данный момент Кайдо был благодарен мирозданию только за одно – непроницаемую маску, скрывающую глаза. Посетители кафе разбежались бы в ужасе, увидь они выражение его лица целиком, а так – намертво сжатые зубы девочки принимали за проявление фирменного стоицизма Takishido Kamen и млели.
Впрочем, парней в кафе было больше – они залипали на оголённые по самое это самое ножки воинов в матросках и вообще теряли связь с реальностью.
«Рыхлые, прыщавые слабаки… Бррррр!» – думал спортсмен, старательно подавляя желание выкинуть задротов на улицу.
В общем, первый рабочий день измотал его совершенно. А ночью Кайдо снились воины в матросках. Они кружись вокруг него, кружились, кружились… Красная юбчонка, синяя, зелёная… Чёрный смокинг – ужасно неудобный, почти негнущийся и впивающийся во все места – тоже преследовал теннисиста даже во сне. Кайдо кидался в демонов ракетками и рычал на пигалиц с их бантами и диадемами, что для получения силы – тренироваться больше надо, а не домогаться серебряного кристалла!

3 глава

Кто-то затолкал оторопевшего парня в узкий промежуток между стеной и вешалкой. Над головой просвистел бюстгальтер, сплошь декорированный камнями от Сваровски, и Оотори испытал желание ещё и пополам сложится – так, чтобы его за вешалкой не нашли.
Да куда там.
– ЧОТАРОООООО, ПОДАЙ ВЕЕР!!! – рявкнула прима так, что с потолка и щёчек танцовщиц посыпалась штукатурка.
– Вот разоралась, корова. Как ни выступление, так бесится, – чуть слышно пробормотала фигуристая девица ни к кому конкретно не обращаясь. Глядя в зеркало, как император на советников, она сосредоточенно рисовала себе второй «кошачий глаз».
Пока Оотори выпутывался из плена коварных блестящих костюмов, сплошь в перьях, стразах и ремнях, пока искал веер – вокруг истерично метались полуобнажённые дивы, торопясь переодеться от одного номера к другому.
– Чотаро, помоги застегнуть!
– Оотори, помоги расстегнуть!
– Ну, живее же, Оотори!
– Чотаро, где мои чулки?!!!
– Девки, кто мою тушь хапнул?! Верните!
– Оотори, как думаешь – так сойдёт или сиськи повыше поднять? – девица недрогнувшей рукой пригнула парня и едва не ткнула его носом в обширный предмет своего вопроса.
– А это возможно? – неуверенно уточнил теннисист, чувствуя, что неудержимо краснеет. Что-то такое латексное, вроде корсета, едва прикрывало соски, а в ложбинку меж грудей можно было устроить теннисный мяч – не скатится.
– Ах, сука, каблук, кажется, сломался. Чотаро, неси запасные туфли! Розовая коробка во втором шкафу слева!!!
– Шш-шикарно… всё! – выдохнул парень и поспешно метнулся к шкафу.
– Нда? Ты уверен? У тебя что-то слюна не капает. А должна, – забыв о парне, танцовщица стала перед зеркалом и соблазнительно изогнулась. Хлопнула себя по бедру и исполнила несколько движений из предстоящего танца.
– Ладно, считаем, что сойдёт, – сказала она себе и уплыла на выход. Чотаро проводил её ошалелым взглядом, повернулся и с приглушённым воплем шарахнулся в сторону, едва не угодив на колени к наводящей красоту приме.
– Парень, ты как – в порядке? Обычно мужчины шарахаются не ОТ, а К такой заднице.
Рыжая бестия крутнулась на турнике, зависла над перекладиной не хуже гимнастки и развела ноги в поперечном шпагате.
Оотори аж рот разинул. Подобное бесстыдство вогнало его натурально в ступор. Он такого даже на картинках не видел, не то, что вживую и прямо перед лицом.
– Эй, кто это тут такие кривые чулки распялил?! – фыркнула одна из девиц, пригибаясь чтобы пройти под ногой и звонко шлёпнула рыжую по голени. – Нашла где тренироваться, тут места-то аккурат с твой шпагат.
– Отвали, жаба.
– Сама отвали, крысавица. И турник свой забери.
– Девочки, на сцену! Убейте всех своим обаянием! – скомандовал менеджер.
Следующая минута слилась перед глазами Оотори в нераспознаваемую блестящую круговерть, а потом он остался один.
Вдохнул.
Спрятал лицо в ладонях.
Выдохнул.
Прикосновение холодных пальцев обожгло пылающие щёки. Оотори не помнил, чтоб когда-либо ещё так смущался. Ну, кроме того раза, когда Шишидо его обнял на тренировке по случаю новообретённого контроля над подачей.
Вдох-выдох.
Оотори попытался убедить себя, что всё нормально – работа, как работа – «подай-принеси». Ну, в кабаре. Да мало ли кого куда занесёт? В конце концов, не ему ж на сцену выходить одетым в пару бус и два веера.
В гримёрку ворвались взмыленные девочки, которые только что оттанцевали. В удушливо сладкие ароматы разномастных духов влилась тёрпкая нотка женского пота. Оотори на автопилоте подставил руки и собрал целый ворох реквизита и частей от костюмов. Развернулся с деревянной спиной и отправился раскладывать это всё по коробкам – проверка состояния потом, сперва довольно и того, чтобы под ногами не валялось. А то их каблучками-шпильками, кажется, даже стальной лист можно растоптать в молекулы, не то, что жемчуг пластмассовый.
«Интересно, что бы Шишидо сказал, увидь он меня сейчас?» – подумал Чотаро. Бесполезно гадать: высмеял бы или же, по своему обыкновению, хлопнул по плечу и заверил, что напарник всё делает правильно. Вот только смущаться не надо – мужик он или погулять вышел?
«Я со стыда сгорю раньше, чем начну Шишидо что-либо рассказывать про это место» – думал теннисист, перебирая чью-то косметичку в поисках губной помады.
Нашёл.
Повернулся.
«О боже! Ну, почему они все опять раздетыми скачут?!!!»
– Чотаро, ну-ка подержи плюмаж, пока закрепляю… – парень обречённо взял икебану из перьев и стекляшек и утвердил её в проектное положение на макушке танцовщицы. Держать пришлось минут пять, пока Мадам с помощью крепких выражений и шпилек крепила эту конструкцию к волосам девушки.
– Отлично. Следующая!
«Никогда в руки порножурналы не возьму. Насмотрелся уже на всю жизнь. А ведь это только начало…» – думал Оотори, покидая заведение три часа спустя.
Он чувствовал себя совершенно выжатым. Странное напряжение, накопившееся за рабочую смену, не торопилось его отпускать и отнимало у спортсмена последние силы.
«Ну, метался я, конечно, как и все… Но наши тренировки гораздо тяжелее, что ж такое-то?»

Это главы 1-3. А продолжение искать тут

@темы: яой, юмор, романс, авторский фик, Шишидо/Отори, Хетей, Сейгаку, Инуи/Кайдо