02:22 

«Heatstroke»

aozu
Mada mada da ne
Переводчик: itildin
Название: «Heatstroke»
Автор - raspberry-ichigo
Пейринг: Фуджи/Рема
Рейтинг: PG
Жанр: romance
Разрешение на перевод: получено
Статус: закончен
Дисклеймер: все принадлежит Кономи
текст размещен с разрешения переводчика

Душная жара, обрушившаяся на Нью-Йорк, давит своим весом, угнетает, словно тысячи лет глубокого одиночества и вынужденного дискомфорта. Грохочущая неэффективность работающего кондиционера действует на нервы, и Рёма, не выдержав, в итоге сдается и отключает его. Окна открываются с трудом, и пальцы белеют от напряжения, когда Рёме, наконец, удается приподнять края рамы.
По-прежнему бесполезно. Жара неотвратимо впитывается в кожу, медленно растекается по венам. Невыносимо.
Рёме сейчас пятнадцать, и он постоянно проживает в Нью-Йорке, поскольку его родители решили уехать из Японии сразу после того, как их сын окончил Среднюю школу Сейгаку. Они ютятся в старом, изношенном доме, вместе с еще тремя семьями: Нанджиро купил здесь квартиру, потому что к зданию прилегает тихий внутренний двор, и, помимо всего прочего, это последнее место в мире, где журналисты станут их разыскивать.
Рёма вытирает со лба выступивший пот и откидывает влажные пряди, упавшие на глаза, а потом опускается обратно на постель, со стоном вытягиваясь на скомканных, затопленных жарой простынях. Его рубашка валяется где-то рядом, но в темноте не разобрать, где именно. В ночи раздражающе громко поют цикады, и москиты наверняка налетят в комнату сквозь приоткрытое окно, но Рёме все равно. С улицы доносится пьяное пение возвращающихся из бара рабочих, смешивающееся с грохотом время от времени проезжающих поездов.
Рёма переворачивается на спину, безуспешно пытаясь отыскать вожделенную прохладу.
И в это мгновение начинает звонить мобильный, предусмотрительно пристроенный на столе рядом с будильником. Телефон мигает огоньком вызова, вибрирует, и в следующую секунду Эчизен слышит свою любимую мелодию. Рёма недовольно смотрит на мобильный, мысленно приказывая ему заткнуться – слишком жарко, слишком горячо, слишком утомительно, и нет сил даже на то, чтобы просто самому отключить телефон.
Мобильный продолжает звонить.
Рёма со стоном дотягивается до телефона, переводит взгляд на часы и силится понять, кому пришло в голову названивать в четверть второго ночи. Высветившийся на дисплее номер ему незнаком, но, похоже, это из Японии.
Цифры.
- Алло? – угрюмо произносит он, и его голос звучит резко, грубо.
- Эчизен? – уточняет невидимый собеседник.
Разливающийся по телу жар кажется Рёме совершенно невыносимым.
- Фуджи-семпай.
- Да. Надеюсь, не разбудил.
- У тебя другой номер, - едва слышно отзывается Рёма, зарываясь пальцами в отвратительно липкие от пота пряди. Возможно, стоит снова включить кондиционер.
- Я приобрел новый телефон, - отвечает Фуджи и продолжает объяснения, но Рёма не слушает, полностью поглощенный безуспешными попытками избавиться от жары.
Словно сквозь туман Эчизен отмечает веселые крики на заднем плане, и счастливый смех, и взволнованный голос Ойши-семпая, ну или кого-то другого, кто умеет также беспокоиться за своих товарищей.
- Где ты сейчас? – Рёма обрывает собеседника на полуслове, и его голос по-прежнему звучит грубо.
- Мы решили съездить на побережье, - в интонациях Фуджи Рёме чудится мягкая улыбка. – Все вместе. И даже несколько твоих бывших одноклассников.
Эчизен внимательно прислушивается, а потом заявляет недоверчиво:
- Хорио. Вы пригласили с собой Хорио.
- Не совсем так. Скорее, он сам себя пригласил.
Рёма неопределенно хмыкает, и Фуджи удивленно смеется в ответ. Рёма улавливает, как кто-то – похоже, Момо-семпай – привычно громко вопит нечто неразборчивое.
- Нн. Момо спрашивает, как ты там в Нью-Йорке.
Рёма откидывается на подушку и задумывается, как ответить: как рассказать о ненависти к этому городу - ведь здесь нет Сейгаку, как сообщить о том, что он чувствует себя крайне неуютно, потому что забыл, каково это – жить в Америке, как у него совсем нет друзей, поскольку Кевин Смит вернулся в Калифорнию, а одноклассники считают его настоящим снобом и не стремятся общаться. Как он скучает по ним по всем, оставшимся в Японии.
- Здесь жарко, - произносит он. – Очень.
Фуджи передает его ответ Момо, и на несколько мгновений в трубке разливается тишина.
- Он интересуется, есть ли у тебя девушка.
Рёма иронично хмыкает.
- О, верно. Парень?
Жарко-жарко-жарко.
Снова насмешливое хмыканье.
- А, ясно.
Рёма тяжело сглатывает.
- А у тебя?
- Нн. У него есть девушка. Ты разве не знаешь?
Лишь спустя пару мгновений Рёма догадывается, что Фуджи отвечал за Момо-семпая, и отчаянным усилием воли пытается потушить сгорающих бабочек где-то глубоко внутри себя.
- Нет. У тебя, Фуджи-семпай.
Странная тишина, а потом знакомое:
- Нуу…
Рёме хочется застонать, но он сдерживается.
- Нэ, Эчизен. Ты слышишь шум волн? – неожиданно спрашивает Фуджи, и Рёма, застигнутый врасплох, напряженно прислушивается, но не различает ничего кроме веселого смеха и самодовольного голоса хвастающегося Хорио.
- Нет, - отвечает Рёма, и Фуджи тихо вздыхает. Движение – и легкое дыхание Фуджи едва уловимо меняется, когда он делает несколько шагов в сторону. Рёма смотрит в окно и борется с невыносимым головокружением, спровоцированным жарой, изматывающим, подталкивающим его сказать то, что говорить не следует.
- А теперь? – интересуется Фуджи спустя пару мгновений, и Эчизен снова прислушивается. И на этот раз он слышит. Тихий плеск волн, мягкий шорох песка, вздохи и шепот океана.
- Да, - еле слышно произносит Рёма и закрывает глаза. Он почти ощущает дыхание легкого морского бриза, смывающего жару. Почти улавливает соленый запах океана. Почти чувствует Фуджи-семпая рядом.
- Нэ, Эчизен. Когда ты вернешься в Японию?
- Не знаю, - он невольно морщится.
- Мы скучаем по тебе, - тишина, и Фуджи продолжает. – Вернее, я скучаю. Полагаю, не стоит говорить за остальных.
Рёма усмехается и чувствует, что начинает дремать, несмотря на убийственную жару, растекающуюся по простыням, по телу, по щекам, по сердцу.
- Хм. В Нью-Йорке уже глубокая ночь, верно? В таком случае, тебе, пожалуй, и правда пора спать, Эчизен. Я еще позвоню, - произносит Фуджи, в его голосе слышится и смех, и улыбка, и он вешает трубку.
Рёма сонно захлопывает крышку телефона и роняет его на пол, погружаясь в сон о волнах, и жаре, и поцелуях с Фуджи-семпаем на берегу океана.
Жарко-жарко-жарко.

@темы: Сейгаку, Фуджи/Рема, перевод, романс, яой, PG

URL
Комментарии
2009-03-01 в 04:51 

Ведь извращение – как корейская кухня. Кому-то нравится, кому-то – нет. Но если ты кореец, у тебя же нет выбора?
красиво..

2009-08-14 в 03:31 

Легко ступаю по Земле...(с)
Ня, спасибо ^^

     

Inui's Data Journal

главная