aozu
Mada mada da ne
перевод: itildin
Название – «Lessons of Loving»
Автор - DnKS-giRLs
Пара – Фуджи\Рёма, упоминание Тезука\Атобе
Рейтинг – ПГ-13
Жанр – romance\humour
Разрешение на перевод – запрос отправлен
текст размещен с разрешения переводчика
Дисклеймер: все принадлежит Кономи

Глава 1

Чувствовать

- Рёма, почему бы тебе… не поехать в Японию вместо меня?
Эчизен Рёма равнодушно взглянул на своего старшего брата – Рёгу, и заметил спокойно:
- Мать настаивает, чтобы это был ты, а не я, верно?
- Но я уже почти ничего не помню об этой скучной стране, в отличие от тебя, - Рёга нахмурился.
- Если ты действительно ничего не помнишь, то как можешь утверждать, что в Японии скучно? – раздраженно отозвался Рёма.
- Хм, может потому, что я гений? – Рёга довольно усмехнулся и продолжил. – Кроме того, это – моя квартира! Почему я должен уезжать, когда ты остаешься?
Рёма погладил Карупина, зарывшись пальцами в густую шерсть, и в очередной раз промолчал, не потрудившись ответить на обвинение своего брата.
- Рёма…
- Бесполезно упрашивать. Я все равно никуда не поеду.
- Это кто упрашивает!
- Mada mada dane, - Рёма привычно ухмыльнулся. Родители, навестив своих сыновей, собирались вернуться в Японию, и настояли на том, чтобы кто-то один сопровождал их. Поскольку Рёме предстояло готовиться к турниру American Open, мать решила, что ему лучше остаться в Нью-Йорке. Помимо всего прочего, старший брат уже почти забыл, как выглядит родной город, и это стало последним аргументом в недолгом споре.
Внезапно раздавшийся звонок в дверь прервал бесполезные попытки Рёги отправить Рёму обратно в Японию вместо себя.
- Рёма, открой, пожалуйста! – попросила мать, выглянув из комнаты. – Рёга, отстань от него.
- Да, мам! – Рёга по-прежнему пребывал в некотором раздражении. – Теперь придется отменять все намеченные на ближайшее время свидания…
Рёма лишь хмыкнул, услышав истинную причину, по которой его брат так упорно отказывался покидать Америку, а затем, сняв с коленей Карупина и аккуратно опустив его на пол, направился к двери, попутно мысленно планируя то, что станет делать, когда остальные уедут. Ему нравилось жить одному, но вот заниматься домашним хозяйством не хотелось категорически.
Ход мыслей Рёмы прервался, едва он распахнул дверь и с удивлением обнаружил на пороге незваного гостя - весело улыбающегося и совершенно незнакомого: невысокий рост, худая фигура, растрепанные волосы медового оттенка - длинные, ниже плеч, и глаза, скрытые за темными стеклами солнечных очков.
Рёма удивленно моргнул, пытаясь вспомнить, не встречались ли они раньше.
- Привет, - голос казался знакомым – мягкий, безмятежный – но Рёма никак не мог сообразить, где именно слышал его. – Приятно снова увидеться.
Эчизен недоуменно нахмурился.
- Мы знакомы, мисс?
Собеседник хихикнул и изящным движением снял очки. В ярко-голубых глазах плескалось безудержное веселье.
- Прошло всего два года с тех пор, как мы общались во время очередной встречи бывших игроков команды Сейгаку. Я настолько сильно изменился? Ты даже назвал меня «мисс», - хихиканье продолжилось.
Рёма моргнул еще раз. Ну конечно, как он сразу не догадался.
- Фуджи-семпай?
- Да, - подтвердил тот, приветливо улыбаясь.
- Ты выглядишь значительно симпатичнее, чем раньше, Фуджи-семпай, - ухмыльнулся Эчизен, ничуть не смущенный тем фактом, что принял своего бывшего товарища по команде за девушку. – Что ты делаешь в Америке?
Фуджи, позабавленный столь своеобразным комплиментом, ответил коротко:
- Работа.
- Ясно. Такому хорошему фотографу некогда отдыхать от заказов, да?
Фуджи усмехнулся.
- Ты сегодня так и сыплешь комплиментами. В любом случае, ты тоже изменился за это время. Стал выше - особенно учитывая то, каким был на протяжении последней пары лет. Удивительно, сейчас мы примерно одного роста.
- Переходный возраст. Тем более ты тоже низкий, семпай, так что это вполне естественно, - Рёма пожал плечами. – Продолжим разговор здесь или зайдем внутрь? Я начинаю замерзать.
- О, извини. Думаю, мне пора, иначе свободных мест в гостинице точно не останется – до Рождества всего несколько дней.
Эчизен уже собирался предложить Фуджи связаться с ним, как только тот устроится в номере, но тут в коридор вышла мать.
- Кто это, Рёма?
Следом появились Нанджиро и Рёга.
- Мы учились раньше в одной школе, - нехотя протянул Эчизен.
- Ого! Красивая. Она - твоя подружка? – моментально поинтересовался Рёга.
- Молодой человек! Вот уже несколько лет меня мучает вопрос, все ли с тобой в порядке, но теперь, когда я вижу эту симпатичную девушку, я понимаю – ты совершенно нормален, - счастливо заявил его отец.
Рёма возвел глаза к потолку.
- Вообще-то это Фуджи-семпай. И только не надо делать вид, что вы его не помните.
- Фуджи? – хором удивились Нанджиро и Рёга.
- Хочешь сказать, вот это – Фуджи Шьюске? – подозрительно уточнил Рёга.
Фуджи улыбнулся и поприветствовал их:
- Рад встрече.
Похоже, тенсая совсем не беспокоило то, что Рёма, Нанджиро и Рёга приняли его за девушку.
- Ничего себе, Рёма! Получается, он – твой бойфренд? Мне всегда казалось, что ты не отличаешься нормальностью в этом плане, - заявил Рёга. – Но, черт возьми, он такой симпатичный, что я вполне могу понять твой выбор.
- Я разочарован твоими предпочтениями в любовных отношениях, молодой человек, но вкус у тебя определенно есть, - решил в итоге Нанджиро.
- Хватит уже, вы оба! – отругала их Ринко, мать Рёмы. – Прости, Фуджи, они обожают дразнить Рёму из-за того, что у него до сих пор нет девушки, и он ни с кем не хочет встречаться.
- Все нормально, Эчизен-сан, я понимаю, - тенсай вежливо улыбнулся, и, заметив в прихожей чемоданы, спросил. – Между прочим, вы куда-то собираетесь?
- Да, в аэропорт. Возвращаемся в Японию.
- О, я не вовремя. Извините, пожалуйста. Полагаю, Эчизен сейчас будет собираться в дорогу, а мне еще нужно найти гостиницу, где есть свободные номера – скоро праздники, и все места заняты. Хорошо бы успеть до темноты…
- Ты остаешься в Америке? Надолго?
- Ну… Примерно на неделю, может, чуть больше.
- Отлично! Не хочешь пожить в этой квартире? Рёма с нами не едет – ему нужно готовиться к турниру, и я волнуюсь – вдруг он почувствует себя одиноко?
- Мам, я не собираюсь чувствовать себя одиноко. У меня есть Карупин, и, кроме того, мне уже шестнадцать, - Рёма нахмурился.
- Как ты себя ведешь, молодой человек! Хочешь, чтобы твой приятель обошел весь Нью-Йорк в бесполезных поисках свободной гостиницы? – вмешался в разговор Нанджиро. – Это опасно. Вдруг его изнасилуют?
- Глупости, - моментально возразил Рёма и, мысленно усмехнувшись, решил, что того самоубийцу, который попытается изнасиловать Фуджи, ждет настоящий ад. Фуджи Шьюске не просто так считали садистом.
- Все нормально, - мягко отозвался тенсай. – Спасибо за замечательное предложение, но мне не хотелось бы мешать Эчизену своим присутствием.
- Ты ему вовсе не помешаешь, верно, Рёма? – Ринко выразительно взглянула на сына.
Рёма обреченно вздохнул. Учитывая ужасную привычку Фуджи подшучивать над всеми подряд, когда ему становится скучно, времена предстояли тяжелые. Но, возможно, это не так уж и плохо – общаться с кем-то еще, помимо Карупина.
- Конечно…
- Значит решено. А теперь помоги своему другу занести в дом вещи, Рёма. Нам пора, иначе мы опоздаем на самолет.
- Да, мам, - кивнул Эчизен. – Осторожнее на дороге.
- Обязательно. Вы, двое, идем!
- Да, - мгновенно отозвались Нанджиро и Рёга. Но, прежде чем покинуть квартиру, они прошептали Рёме на ухо:
- Желаю хорошо провести время, молодой человек, - хмыкнул Нанджиро.
- Расскажешь нам потом, что с ним делал, - добавил Рёга, довольно ухмыляясь.
Рёма недоуменно посмотрел на них, на его лице застыло скучающее выражение.
Попрощавшись с семьей и оставшись в обществе Фуджи и Карупина, Рёма первым делом решил поселить тенсая в одну из комнат.
Дальше начались непредвиденные трудности: комната Рёги оказалась заперта, и комната родителей – тоже. Судя по всему, Нанджиро и Рёга специально сделали это, желая напоследок подразнить Рёму.
- Придется жить в одной комнате, Фуджи-семпай, - решил Эчизен в итоге. – Остальные – закрыты. Я постелю футон на полу, а ты пока занеси внутрь свой чемодан. Моя комната – последняя справа по коридору.
Тенсай согласно кивнул и выполнил требуемое, устроив свои вещи возле стены и задумчиво наблюдая, как Рёма возится с футоном. От помощи Эчизен отказался, и Фуджи, распаковав чемодан, поинтересовался:
- Куда все это можно положить?
Рёма молча указал на огромный шкаф из светлого дерева, расположенный слева от окна, и тенсай, подтащив туда чемодан, с интересом распахнул створки. Разобравшись с одеждой, Фуджи достал полотенце, шампунь и прочие принадлежности для мытья. Эчизен, заметив это, посоветовал:
- Лучше отнеси в ванную. Это сразу за моей комнатой.
Фуджи кивнул и вышел.
Рёма постарался разместить футон так, чтобы неожиданный гость чувствовал себя максимально комфортно, и настолько увлекся этим занятием, что смог оторваться лишь когда тенсай задал очередной вопрос:
- Куда можно поставить кактусы, Эчизен?
Рёма нахмурился. Обернувшись, он увидел, что Фуджи держит в руках три небольших горшка с колючими растениями.
- Ты что, протащил их через аэропорт, самолет и так далее? – недоверчиво уточнил Эчизен, недоумевая, как кактусам удалось остаться целыми после такого путешествия.
- Ну, не мог же я бросить моих Мизу, Мидори и Мико.
- Ты даешь имена своим кактусам? – Рёма внутренне ужаснулся, но вида не подал.
- Да. Это так здорово, правда?
Рёма тяжело сглотнул, но быстро пришел в себя.
- Разумеется, - спокойно отозвался он, смирившись с мыслью, что тенсай – сумасшедший. – Но я не хочу, чтобы в комнате находились эти… колючие штуки. Убери их обратно в чемодан.
- Но для кактусов это очень плохо, Эчизен. Им требуется солнечный свет…
Рёма мрачно уставился на Фуджи, но тот лишь привычно улыбался. Взвесив в уме все за и против, Рёма произнес:
- Ладно. Поставь их на подоконник, только сделай так, чтобы никто не укололся случайно.
- Мизу, Мидори и Мико никогда так не поступают. Они еще ни разу никого не укололи, потому что я о них забочусь. Правда, Мизу, Мидори, Мико? – умилился тенсай.
- Конечно, - обреченно согласился Рёма. Похоже, неделя в обществе Фуджи обещает быть долгой…

Глава 2

Общаться

Тяжелый вздох, сорвавшийся с губ Рёмы, стал шестьдесят седьмым по счету. Рёма внимательно следил за их количеством: он ощущал настоятельную потребность хоть как-то показать, насколько ужасно себя чувствует. Конечно, Эчизен не относился к тем, кто вздыхает по поводу и без, но сложившаяся ситуация не оставляла выбора.
Он снова вздохнул – шестьдесят восьмой раз – и хмуро уставился в дальний угол комнаты, туда, где на диване уютно устроился Фуджи. Его бывший товарищ по команде, садист и гений Фуджи Шьюске. Рёма мысленно сделал ударение на слове «садист». В конце концов, в том, что день получался просто ужасным, виноват был только тенсай и никто другой – умеют же некоторые появиться так не вовремя и бесцеремонно вторгнуться в чужую жизнь. Разумеется, Рёма вовсе не возражал против того, чтобы находиться с Фуджи под одной крышей, но ему категорически не нравились странные хобби тенсая, к которым, в частности, относилась привычка постоянно подшучивать в самые неподходящие моменты. К тому же, огромной ошибкой было доверить Фуджи приготовление еды.
Эчизен прекрасно знал, что его собственный талант распространяется исключительно на теннис, а вот способностей к кулинарии за ним не наблюдается. Фуджи умел готовить также великолепно, как и играть в теннис. Одна проблема – тенсай каждый раз «случайно» добавлял в блюда всякие ужасные вещи вроде васаби, порошка из перца чили, острых приправ и прочие малосъедобные ингредиенты. Малосъедобные для нормальных людей, разумеется.
А себя Рёма считал вполне нормальным.
Мысль вызвала очередной вздох. «Шестьдесят девять», - с тоской подсчитал Рёма, невольно задаваясь вопросом, удастся ли ему достигнуть сотни. И тут Фуджи неожиданно обратился к нему.
- Эчизен, не хочешь поужинать со мной в каком-нибудь кафе? Дома не осталось продуктов, к тому же, мне хочется немного прогуляться, а то скучно сидеть в квартире дни напролет.
- Ну, раз так… Идем, - голос Рёмы звучал равнодушно и во взгляде явственно читалось безразличие, но на самом деле в глубине души Эчизен был несказанно рад внезапно представившейся возможности нормально поесть. Он незаметно ухмыльнулся и надел куртку. Недавно началась зима, и на улице было довольно зябко, поэтому, чуть подумав, Рёма повязал на шею белый шарф и вытащил из кармана перчатки. Собравшись буквально за пару минут, он затем вынужден был дожидаться Фуджи – похоже, тому требовалось несравнимо больше времени, чтобы привести себя в порядок.
Рёма недовольно пробормотал нечто неопределенное, когда тенсай появился в коридоре полчаса спустя с виноватой улыбкой на лице.
- Прости, прости, - примирительно произнес Фуджи. – Волосы никак не хотели расчесываться. И я долго не мог решить, что же надеть на наше свидание.
- Если ты не справляешься с собственными волосами – подстриги их, - недовольно отозвался Рёма, тщательно запирая дверь. – И это не свидание.
- О, Эчизен, позволь мне немного помечтать, - весело рассмеялся тенсай. – И нет, я не стану стричься. Мне так больше нравится. Разве тебе не кажется, что длинные волосы смотрятся очень симпатично, а?
Рёма краем глаза заметил, как Фуджи провел рукой по волосам, и мягкие пряди в беспорядке рассыпались по плечам. Сложно было не признать, что выглядит это, пожалуй, и вправду красиво. Эчизен крайне неохотно принял тот факт, что Фуджи действительно кажется весьма привлекательным – приятная улыбка, розоватые губы, волосы медового оттенка… Рёма и раньше знал, что тенсай довольно симпатичный, но никогда не считал его симпатичным в таком плане.
Рёма молча отвел взгляд, не в силах понять, с чего вдруг ему пришли в голову столь странные мысли о бывшем товарище по команде. Он моментально прибавил шаг, пытаясь думать о чем-нибудь другом, нежели о внешности Фуджи-семпая.
«Черт возьми, я становлюсь похожим на этого старого извращенца – моего отца», - мысленно хмыкнул он.
- Идем сюда, - Эчизен внезапно указал на небольшой уютный ресторан, расположенный всего в нескольких шагах от них и искренне обрадовался, что теперь, наконец, ему будет, чем заняться, помимо разглядывания неожиданно-оказавшегося-таким-красивым Фуджи Шьюске.
Очутившись в помещении ресторана, Рёма сразу направился к столику возле огромного окна, занимающего почти целиком одну из стен. Заказ принесли довольно быстро, и Фуджи насыпал в свой кисло-сладкий, сильно пахнущий пряностями суп столько порошка из перца чили, что Эчизен внутренне содрогнулся. Увидев, что тенсай, помимо прочего, практически полностью опустошил перечницу, стоящую на столе, с радостью вытряхнув ее содержимое к себе в тарелку, Рёма мысленно застонал от ужаса.
- Как ты можешь это есть? – не выдержал он, когда Фуджи, полив острым соусом сэндвич с тунцом, принялся заедать им свой ядовитый суп. Рёму передернуло, когда тенсай с явным удовольствием добавил еще немного соуса.
- А что здесь такого? – нарочито удивленно отозвался Фуджи, с нескрываемым наслаждением наблюдая за испуганным выражением, на мгновение промелькнувшим в глазах Эчизена.
- Ты не человек, - хмыкнул Рёма, и Фуджи весело рассмеялся.
Неожиданно раздавшийся звонок мобильного лишил тенсая возможности в который раз поддразнить Рёму.
- Эчизен, ответь, пожалуйста, ладно? А то у меня все руки в соусе, - Фуджи жестом указал на карман куртки, из которого доносилась мелодичная трель звонка. – Пожалуйста, попроси перезвонить чуть позднее, если дело касается чего-то личного.
Рёма вытащил телефон и, откинув крышку, услышал хорошо знакомый голос.
- Фуджи? – глубокий, уверенный голос бывшего капитана команды Сейгаку, Тезуки.
- Это Эчизен, бучо, - произнес Рёма. – Фуджи-семпай сейчас ест и у него руки испачканы. Хочешь поговорить с ним лично?
Тезука помолчал немного, а потом решил:
- Нет. Просто передай ему, что все идет, как он и планировал.
- Фуджи-семпай, Тезука-бучо говорит, что все идет, как ты и планировал, - слово в слово произнес Рёма, совершенно не представляя, о чем речь.
На долю секунды выражение лица Фуджи неуловимо изменилось, и в ярко-голубых глазах промелькнула грусть. Заметить это было практически невозможно, но Рёма обладал острым зрением, не раз помогавшим ему предельно четко видеть траекторию движения теннисного мяча во время матчей. Пригодилась данная способность и сейчас – Эчизен с легкостью разгадал чужое настроение.
Рёма не упустил и тот момент, когда печаль на лице тенсая сменилась мягкой улыбкой. Столь резкая перемена не казалась странной – в конце концов, это же Фуджи. Фуджи, привыкший улыбаться в любой ситуации.
- Передай ему мои поздравления, - спокойно отозвался тенсай.
- Бучо, Фуджи-семпай тебя поздравляет, - Эчизен внезапно почувствовал себя глупо. Наверно, стоило сразу попросить перезвонить.
- Скажи ему, что я очень благодарен, - произнес Тезука. – Я еще позвоню, - и он отсоединился.
- Бучо повесил трубку, а перед этим попросил передать тебе «спасибо», - сообщил Рёма, положив телефон на стол перед Фуджи и вновь возвращаясь к сэндвичу с беконом и жареной картошке.
Тенсай так и не притронулся больше к своему супу, и Эчизен, обратив на это внимание, недоуменно уточнил:
- Ты не собираешься доедать то, что заказал?
- Нет, - отозвался Фуджи. – Аппетит пропал. Можешь доесть за меня, если хочешь.
- Я еще не окончательно свихнулся, чтобы есть это, - хмыкнул Рёма.
Фуджи улыбнулся.
- В чем дело? Вкус, между прочим, совершенно восхитительный.
- Не сомневаюсь.
Тенсай довольно хихикнул.
- Пойду, помою руки.
Рёма ничего не ответил, слишком занятый своей жареной картошкой. Фуджи поднялся из-за стола и направился к выходу из зала, не заметив, что Рёма пристально смотрит ему вслед.
Эчизену абсолютно не понравилось странное поведение тенсая. Конечно, Рёма не относился к тем, кто обожает вмешиваться в чужую жизнь или постоянно беспокоится о чувствах других людей, но его раздражало, что Фуджи делает вид, будто ничего не произошло. Похоже, тенсай привык справляться в одиночку с чем угодно.
В любом случае, Рёма благоразумно решил не выражать свое недовольство вслух и не приставать к Фуджи с расспросами: в конце концов, его это не касается. Если, конечно, Фуджи не сочтет иначе.
Тенсай вернулся довольно быстро – спокойный, весело улыбающийся. Человек, не знающий Фуджи Шьюске достаточно хорошо, наверняка решил бы, что с ним все в порядке, но Рёма так не думал. Улыбка, застывшая на губах тенсая, была хрупкой, фальшивой, и весь его вид говорил о том, что он просто не желает создавать лишних проблем окружающим.
Эчизен снова вздохнул. Семидесятый раз за день. Он совершенно не представлял, как вести себя с Фуджи в такой ситуации: очевидно, случилось нечто не слишком приятное, но тенсай продолжает делать вид, что все отлично. Рёма недовольно нахмурился, решив, что слишком много думает об этом.
Вот только не хватало ему влюбиться в Фуджи или что-то вроде того.
Рёма вздохнул еще раз – семьдесят первый – и понял, что бессмысленно отрицать свою повышенную заинтересованность в бывшем товарище по команде. Кажется, ему даже захотелось позаботиться о Фуджи – небывалый случай, если речь идет о Рёме.
Эчизен вновь вздохнул – семьдесят второй раз – и взялся за сэндвич, но мгновенно замер, ощутив, как жуткий привкус острого соуса обжег ему рот. Задохнувшись, он торопливо схватил стакан с минералкой и мрачно уставился на улыбающегося тенсая – вне всяких сомнений, этому садисту как-то удалось незаметно добавить соус в сэндвич. Рёма моментально вспомнил, что привычка Фуджи мучить других людей особенно обостряется в те моменты, когда он пребывает в плохом настроении.
Рёма впился в тенсая взглядом - тот лишь мило улыбнулся в ответ – и снова вздохнул, решив, что слишком устал для дальнейшего счета. Впереди его ждала целая неделя в обществе чем-то расстроенного Фуджи Шьюске. Просто замечательно.

Глава 3

Признаваться

Рёма никак не мог заставить себя отвести взгляд от Фуджи даже после окончания ужина. По совершенно непонятной причине его беспокоил недавний разговор Фуджи с Тезукой. Рёма не сомневался – выражение лица тенсая неуловимо изменилось, как только тот услышал сказанное бывшим капитаном команды Сейгаку. Но почему?
Эчизен усиленно думал об этом в течение всей обратной дороги домой, полностью погрузившись в свои мысли и не замечая ничего вокруг. Он и сам оказался немало удивлен внезапно охватившей его настоятельной потребностью выяснить причину плохого настроения Фуджи.
Рёма незаметно усмехнулся, вспомнив мелькнувшую у него догадку. Кого он пытается обмануть? Эчизен сразу сообразил, что именно произошло между Тезукой и Фуджи. И он прекрасно отдавал себе отчет в том, почему его это настолько задевает.
Рёма еще раз прокрутил в голове последние события. Итак, у тенсая резко испортилось настроение. Произошло это сразу после звонка Тезуки, верно? Ладно, на самом деле по телефону разговаривал не сам Фуджи, а Эчизен, но вряд ли причина кроется в этом. Рёма попытался восстановить в памяти сказанное бывшим капитаном. Кажется, Тезука сообщил, что…
«Все идет, как он и планировал», - тихо пробормотал Рёма, стараясь понизить голос настолько, чтобы тенсай его не услышал. Разумеется, от этих слов не было никакого толка – вряд ли с их помощью удастся лучше понять сложившуюся ситуацию. Что идет по плану? Причем по плану Фуджи?
- Нэ, Эчизен, похоже, мы на месте. Не знаю, как тебе, а мне хотелось бы поскорее оказаться дома. Открой, пожалуйста?
- А? О… - Рёма удивленно вздрогнул, услышав голос неожиданно заговорившего с ним Фуджи. Подняв голову, Рёма с изумлением обнаружил, что они действительно добрались до квартиры, а он этого даже не заметил.
Порывшись в кармане куртки, Эчизен вытащил ключ и, быстро справившись с замком, первым зашел внутрь. Едва они очутились в квартире, Фуджи молча разделся и, по-прежнему не произнеся ни слова, направился в комнату. Сомнений не оставалось – что-то совсем не так.
У Рёмы мелькнула мысль спросить о случившемся напрямую, но он почти сразу ее отбросил – это смешно. Он ведь не может просто подойти к Фуджи и потребовать объяснений странному поведению, верно? В конце концов, какое он имеет право лезть в чужую личную жизнь?
Эчизен почувствовал, что еще немного – и он свихнется от всех этих бесполезных раздумий. Он никогда не был силен в аналитических выкладках, предпочитая действовать, а не размышлять. Кроме того, Рёма подозревал, что ему вряд ли понравится ответ Фуджи. В принципе, худшее, что может произойти, если пристать к тенсаю с расспросами – он рассердится. А если Фуджи рассердится, то окружающим в лице Рёмы придется несладко. Не самый лучший вариант.
Ладно, если быть честным – наихудший вариант.
Эчизен почти окончательно утонул в своих мрачных предположениях, когда голос тенсая вернул его к реальности, выдернув из глубокой задумчивости.
- О чем размышляешь, Эчизен?
- Пытаюсь понять, что именно тебя беспокоит, Фуджи-семпай. Ты выглядишь подавленным с тех пор, как позвонил бучо, - машинально отозвался Рёма и тяжело сглотнул, с опаской уставившись на тенсая, когда понял, что неосознанно задал мучающий его вопрос вслух.
Фуджи нахмурился, и его привычная улыбка медленно погасла.
«О, черт», - только и успел подумать Эчизен.
Впрочем, Фуджи в любой ситуации оставался верен себе – спустя несколько мгновений он снова улыбался.
- А ты наблюдательный, верно?
- Ну, возможно, - Рёма довольно ухмыльнулся.
- Полагаю, ты, вероятно, сделал собственные выводы, - решил тенсай. – Почему бы тебе не озвучить их для начала?
- Давай сядем, так будет гораздо удобнее, - предложил Рёма. Фуджи согласился, и вскоре они оба устроились на кровати в комнате. Разлившаяся по квартире тишина затягивалась – Эчизен никак не мог сообразить, с чего начать. Разговоры не являлись его сильной стороной, и в итоге он, сдавшись и внутренне приготовившись к худшему, произнес без лишних предисловий:
- Думаю, тебе нравится Тезука-бучо, - выражение лица Фуджи не изменилось, но Рёма уловил грусть, на мгновение мелькнувшую в ярко-голубых глазах. Видимо, он не ошибся.
- Почему ты так решил? – тенсай весело улыбнулся.
Эчизен хмыкнул.
- Ну, ты странно выглядел во время телефонного разговора с ним, и мне показалось - между вами что-то есть. Про симпатию – это уже мое предположение.
- Ясно, - вздохнул Фуджи. – Ты действительно обладаешь острым зрением. И глаза по-прежнему не подводят тебя ни на корте, ни за его пределами.
- Я прав? – уточнил Эчизен.
Тенсай ничего не ответил, но Рёма и так все понял – хрупкой улыбки на чужих губах оказалось достаточно. Рёма недоуменно нахмурился, ощутив странное разочарование от мысли, что Фуджи увлечен кем-то другим.
- Но если тебе нравится Тезука-бучо, то почему ты выглядишь таким несчастным после его звонка? И что он имел в виду, говоря о том, что все идет по твоему плану?
- Я помог ему наладить отношения с Атобе, - Фуджи мягко улыбнулся.
- А? Но зачем…
- Потому что я знаю – Тезуке нравится Атобе, - оборвал его тенсай на полуслове. – Знаю это, вижу это, и я прав… его звонок только подтвердил давнее предположение. Они теперь вместе – после того, как Тезука последовал моим советам.
Рёма непонимающе нахмурился.
- Разве он тебе не нравится, Фуджи-семпай?
- Нравится, - вздохнул тенсай. – Но поскольку это не взаимно, единственное, что мне остается – помочь ему найти собственное счастье.
- Ты должен бороться за него, - уверенно заявил Рёма.
Услышав это, Фуджи помолчал некоторое время, словно обдумывая только что сказанное, а затем медленно поднял взгляд на Рёму.
- Когда ты успел стать таким экспертом в подобных делах, а, Эчизен?
- Не знаю, - хмыкнул Рёма. – Но мне не нравится, когда у тебя плохое настроение, Фуджи-семпай.
Тенсай снова замолчал, и на его лице явственно отразилось замешательство.
- Не нравится? – удивленно переспросил он. – Но ты не в состоянии повлиять на ситуацию и я сильно сомневаюсь, что сможешь как-то решить эту проблему.
Эчизен прекрасно знал, что Фуджи прав, но, тем не менее, никак не хотел мириться с данным фактом. Он ненавидел чувствовать себя бесполезным, и всеми силами старался избегать подобного.
Немного поразмыслив, Рёма довольно усмехнулся – ему пришла в голову неплохая идея. Возможно, задуманное окажется большой глупостью и обернется неприятностями, но это лучше, чем ничего. Пока не проверишь – не узнаешь.
- Нэ, Фуджи-семпай, - начал он. – Не хочешь попробовать встречаться со мной?
Рёма догадывался, насколько глупо это прозвучит, но действительность превзошла все его ожидания. Едва озвучив свое предложение, Эчизен моментально осознал, что оно не только неразумно, но еще и весьма небезопасно. Теперь ему лишь оставалось ждать, что ответит Фуджи, когда придет в себя – похоже, тенсай лишился дара речи. Рёма молча наблюдал, как Фуджи подозрительно смотрит на него, и с тоской думал о том, что, судя по всему, ничем хорошим это не закончится. Но тенсай внезапно тихо хихикнул и снова начал улыбаться.
- Почему бы и нет? – весело рассмеялся он в итоге, и Эчизен в первое мгновение не поверил в свою удачу. Фуджи только что согласился встречаться с ним? Получается, теперь они… пара, верно?
- Понимаешь, что это означает, Фуджи-семпай?
- Разумеется, - спокойно отозвался тенсай. – Что такое, Эчизен? Только не говори, что испугался и решил отступить.
Рёма ухмыльнулся.
- Я никогда не беру свои слова обратно.
- Я тоже, - произнес Фуджи.
Тишина затопила комнату на несколько долгих минут, пока Рёма не нарушил ее, уточнив вслух:
- Итак, теперь мы пара?
Тенсай вздохнул.
- Полагаю, да, - и он начал смеяться. – Я и предположить не мог, что однажды ты попросишь меня стать твоим бойфрендом.
Рёма усмехнулся и прошептал тихо, так, чтобы Фуджи не услышал:
- Я тоже.
Конечно, Эчизен не рассчитывал на положительный ответ, но, похоже, его дурацкий план на деле оказался не так уж плох. По крайней мере, Фуджи снова искренне улыбался. Увидев привычную улыбку на лице тенсая, Рёма почувствовал, что у него есть все шансы на успех. Он заставит свой план работать.

@темы: PG-13, Атобе/Тезука, Сейгаку, Фуджи/Рема, перевод, романс, юмор, яой