21:24 

«Lessons of Loving», главы 7-8, эпилог

aozu
Mada mada da ne
перевод: itildin
Название – «Lessons of Loving»
Автор - DnKS-giRLs
Пара – Фуджи\Рёма, упоминание Тезука\Атобе
Рейтинг – ПГ-13
Жанр – romance\humour
Разрешение на перевод – запрос отправлен
текст размещен с разрешения переводчика
Дисклеймер: все принадлежит Кономи

Глава 7

Ходить на свидания

Следуя за Фуджи мимо клеток с обезьянами, Рёма невольно задавался вопросом, почему тенсай выбрал именно это место. Конечно, ходить с Фуджи на свидания – одно удовольствие, но по какой причине для первого раза нужно было отправиться в зоопарк? Особенно учитывая зимний холод и ранние сумерки?
Ладно… допустим, так поступил не только Фуджи – людей в зоопарке оказалось предостаточно.
Рёма, последовав совету Кевина, пригласил тенсая на свидание, и недовольно нахмурился, когда тот, согласившись пойти, сразу же предложил зоопарк. Впрочем, Эчизен решил не отказываться – в конце концов, это отличная возможность провести целый день в обществе Фуджи, пообщаться и сблизиться с ним, особенно учитывая странное разочарование после первого поцелуя.
Разумеется, Рёме вполне понравилось целоваться – приятное и теплое ощущение, но он, начитавшись своих «справочных материалов», ожидал несколько иного – головокружения, подкашивающихся ног и неземного блаженства. Впрочем, он в любом случае почувствовал себя довольным, поцеловав Фуджи, и решил закрепить успех, пригласив тенсая на свидание. Поэтому и согласился даже на такой дурацкий вариант.
Мысленно вздохнув, Рёма вновь переключил внимание с невеселых раздумий на своего спутника. Фуджи увлеченно фотографировал животных, попутно вслух умиляясь тому, какие они все замечательные; его медовые волосы золотились в ярком свете фонарей, и выглядел он до крайности счастливым. А вот Эчизен скучал. Он совершенно не понимал, как можно радоваться подобным глупостям.
Сделав еще несколько удачных снимков, Фуджи окончательно развеселился и начал улыбаться, чего нельзя было сказать о Рёме, особенно после того, как один из пингвинов запустил в него рыбой – словно приревновал к тенсаю, которого Рёма попытался обнять за талию. Эти чудесные животные…
Фуджи рассмеялся, и Эчизен, не выдержав, заявил, что хотел бы немного отдохнуть от созерцания таких замечательных зверей. Тенсай в ответ мягко улыбнулся и, потянув Рёму за собой, подвел его к одной из раковин, находящихся в ближайшем помещении, а затем помог вымыть голову персиковым мылом. Разумеется, Рёма возмутился, заявив, что после такого мытья будет пахнуть, как девчонка, но Фуджи сообщил, что не горит желанием гулять с тем, от кого несет сырой рыбой, и Рёме пришлось подчиниться.
Они решили поужинать в кафе, расположенном на территории зоопарка, и, пока дожидались своего заказа, Фуджи неожиданно рассказал то, что изрядно подпортило Рёме настроение.
- Я обратил внимание на Тезуку еще в первый год обучения в Средней школе.
Эчизен напряженно замер и, сделав нарочито равнодушное лицо, слегка кивнул в знак того, что готов слушать дальше.
- Меня привлекла его сила, его уверенность – он казался незыблемой опорой - крепкой и надежной. С ним я всегда чувствовал себя в безопасности, - Фуджи помолчал немного и продолжил. – Я понял, что это не просто дружеская симпатия, а нечто большее, когда в Сейгаку появился ты, Рёма.
Рёма недоуменно нахмурился.
- После того, как ты присоединился к команде, я начал ревновать – все внимание Тезуки оказалось сосредоточено исключительно на тебе, а обо мне он словно забыл. Меня это расстраивало и злило одновременно, и я постепенно стал догадываться о происходящем. Это было странно, и я уговаривал себя не лезть в чужие дела – Тезука ведь просто пытался найти новую опору Сейгаку. Но справиться с эмоциями не получалось.
Фуджи вздохнул и, после небольшой паузы, произнес:
- Я понял, что ревную, и что Тезука мне нравится не только, как друг. Я долго не решался в это поверить, но в итоге все же пришлось.
Фуджи распахнул ярко-голубые глаза и задумчиво уставился в окно, словно пытаясь разглядеть в вечернем небе нечто недоступное другим. Между ними разлилась тишина, и Рёма не стал ее нарушать.
Спустя пару мгновений тенсай перевел взгляд на Эчизена, и тот внезапно ощутил себя полностью раскрытым, незащищенным.
- Почему ты решил встречаться со мной, Рёма?
Рёма нахмурился и пожал плечами.
- Просто захотелось.
Фуджи весело хихикнул и продолжил выяснение.
- А что именно подтолкнуло к такому решению?
- Ээээ… это был импульс.
Тенсай вздохнул.
- И почему я ничуть не удивлен такими ответами?
Рёма ухмыльнулся, поймав на себе заинтересованный взгляд ярко-голубых глаз, и понял – Фуджи и так все знает. Его любопытство, его вопросы – всего лишь проверка. И Рёма решил говорить более откровенно – бессмысленно пытаться скрывать правду от тенсая.
- Я всегда доверял своим инстинктам, - произнес Эчизен в итоге. – Интуиция подсказала мне, что я могу сделать тебя счастливым и заставить снова улыбаться. Думаю, я не ошибся. Поэтому и предложил встречаться.
- Как самоуверенно.
- Без самоуверенности - это уже был бы не я.
Фуджи снова хихикнул.
- Верно, ты такой и есть. Но, Рёма, как ты мог предложить встречаться только потому, что собирался сделать меня счастливым? Это что - жалость? Или дух соперничества?
- Нет, - уверенно отозвался Рёма. Он уже успел усвоить из своих «справочных материалов», что в таких случаях полагается говорить нечто приятное и серьезное. – Ты особенный.
- А? – Фуджи казался скорее удивленным, нежели обрадованным, когда услышал это.
- Ты с самого начала стал для меня особенным, хоть я и не подозревал до недавнего времени, что именно к тебе чувствую. Я и сейчас не уверен, но это точно не жалость и не желание выиграть.
- Ты так думаешь? Почему?
- Инстинкт.
Фуджи насмешливо изогнул бровь, услышав это слово, но сказать ничего не успел – официант принес заказ. Беседа прервалась, и ужин прошел в уютной тишине. Возобновился разговор лишь после того, как они добрались до вольера со слонами.
- А если бы я оказался более счастлив с кем-то другим, а не с тобой – как бы ты поступил? – поинтересовался Фуджи.
- Если бы это случилось раньше, чем мы начали встречаться – я порадовался бы за тебя, скорее всего. Но теперь я знаю, что ты улыбаешься, когда я рядом, и больше не кажешься грустным и подавленным – и не отпущу тебя. И превзойду любого, кто рискнет оказаться у меня на пути.
Фуджи недоверчиво хмыкнул.
- И ты думаешь, что справишься? Чувства и теннис – это абсолютно разные вещи, знаешь?
- Знаю. Я сказал это, потому что ненавижу проигрывать, - Рёма помолчал немного и продолжил. – Особенно если дело касается тебя.
- Собственник.
Эчизен лишь пожал плечами.
- Ладно, я не люблю подчиняться, но это не касается тех, кто мне действительно важен, - медленно произнес Фуджи. В его глазах явственно читался вызов.
- Знаю.
- Хорошо, - решил тенсай и сладко улыбнулся. Настолько сладкой улыбки Рёма еще не видел – обычно Фуджи улыбался мягко или чуть насмешливо, но сейчас ярче всего ощущалась нежность, смешанная с предвкушением. Эчизен моментально почувствовал такую гордость за себя, что с трудом уловил, как Фуджи прошептал тихо:
- Знаешь, а это совсем неплохо – быть с тобой.
Рёма собрался было уточнить, что это означает, но тут один из слонов швырнул в него арахисом, и Рёме стало не до вопросов. Позже, тем же вечером, он снова задумался о словах Фуджи и предположил – тенсай в итоге начал получать удовольствие от их отношений? Но насколько сильно ему это нравится? И как далеко зайдет? Рёма мысленно хмыкнул и решил, что время покажет.

Глава 8

Любить

- Рёма!
Рёма дернулся, внезапно услышав звук своего имени. Он недоуменно моргнул и, увидев лицо Фуджи всего в паре сантиметров от своего собственного, пробормотал удивленно:
- Что?
Фуджи вздохнул.
- Я пытаюсь привлечь твое внимание уже несколько минут. О чем ты задумался?
- Ни о чем, - хмыкнул Рёма, решив, что не стоит сообщать правду.
На самом деле он вспоминал недавнее свидание с Фуджи и его странные слова, но не говорить же об этом вслух. В памяти невольно всплыло теплое ощущение, оставшееся после признания тенсая в том, что ему нравятся их отношения. В глубине души Рёма начал всерьез надеяться, что Фуджи испытывает к нему отнюдь не только дружескую симпатию.
Отбросив усилием воли такие мысли, Эчизен изумленно уставился на пустую тарелку перед собой – в данный момент они ужинали, и он, полностью поглощенный воспоминаниями, не заметил, как съел свою порцию.
- Ну вот, опять, - до слуха неожиданно донесся голос Фуджи – словно издалека, сквозь плотный слой тумана - и Рёма поднял голову, встретившись взглядом с ярко-голубыми глазами тенсая. – Серьезно, Рёма, что случилось? Я никогда раньше не видел тебя настолько задумчивым и рассеянным.
- Ничего особенного, - солгал он в ответ. – Лучше скажи, зачем я тебе понадобился.
- А, точно. Это насчет лампочки, - отозвался Фуджи.
Эчизен непонимающе нахмурился.
- Какой лампочки?
- Лампочки из люстры в нашей комнате, - объяснил тенсай. – Она постоянно мигает и гаснет, с самого утра. Думаю, сломалась.
Рёма, неуверенный в том, что именно произошло, направился в комнату и щелкнул выключателем. С лампочкой явно творилось нечто странное – спальню моментально залил яркий мерцающий свет, который спустя пару мгновений погас, а затем практически сразу снова включился. Рёма недовольно поморщился – танцующие лучи света вокруг вызвали головокружение.
- Похоже, сломалась, - заявил он.
- Я тебе то же самое говорил, - произнес Фуджи, оставив кухню и присоединившись к Эчизену в комнате.
- Наверно, надо ее заменить, - предложил Рёма.
- Можно попробовать, - задумчиво протянул тенсай. – Но тебе придется помогать – подержишь стремянку. Кстати, она у тебя есть? А запасная лампочка?
- Думаю, у отца найдется. Подожди, сейчас поищу, - и Рёма, покинув спальню, отправился на поиски необходимого. К счастью, требуемые предметы отыскались довольно быстро, и Рёма вернулся в комнату, где его терпеливо дожидался Фуджи.
А дальше разгорелся спор из-за того, кому лезть на стремянку: Эчизен утверждал, что Фуджи кажется слишком хилым для выполнения подобной работы, но тот не соглашался с ним, настойчиво доказывая, что великолепно справится. Кроме того, тенсай заявил, что точно не удержит стремянку, поскольку Рёма стал высоким и не таким легким, как когда-то давно. Услышав это, Рёма насмешливо хмыкнул – он знал, что Фуджи преувеличивает и превосходно удержит даже гораздо больший вес, а за столь безобидными словами на самом деле кроется несколько иной смысл: «Я случайно уроню стремянку, и ты свалишься на пол, если не будешь делать то, что я говорю».
В итоге Эчизену пришлось согласиться на предложение Фуджи, но он так и не понял, зачем тенсаю понадобилось самостоятельно менять лампочку. Крепко удерживая стремянку обеими руками, Рёма с интересом наблюдал, как Фуджи забирается по ступенькам на самый верх.
Рёма готов был поклясться, что изначально следил лишь за тем, чтобы с Фуджи все было в порядке, но когда он увидел полоску обнаженной кожи, мелькнувшую из-под задравшейся рубашки тенсая, не смог удержаться и густо покраснел. Эчизен не считал себя извращенцем или что-то вроде того, но вид соблазнительно нежной кожи действительно заинтриговал его до крайности.
Когда Фуджи поднял руку, потянувшись к лампочке, и его рубашка задралась выше, обнажив еще больше светлой кожи, чем раньше, Рёма потрясенно дернулся, и, совершенно забыв о задании, выпустил из рук стремянку.
С оглушительным грохотом стремянка и Фуджи свалились на Эчизена, заставив его вздрогнуть от боли, но он моментально справился с собой и торопливо поднял голову, собираясь извиниться перед тенсаем, но все слова внезапно застыли в горле.
Рёму остановило увиденное: Фуджи Шьюске, лежащий прямо на нем, с растрепанными, в беспорядке рассыпавшимися по плечам волосами и чувственно приоткрытыми губами. Рёма в тот момент удивился лишь одному – как у него до сих пор не идет кровь из носа от такого зрелища. До чего же глупо, подумал он – лежать на спине, оказавшись прижатым к полу теплым телом Фуджи, когда где-то рядом валяется стремянка, а над головой мигает так и не замененная лампочка. Ужасно глупо. Глупо выглядит, глупо ощущается, но Рёма неожиданно подумал, что это очень романтично. Он вздрогнул от подобной мысли, и решил, что, видимо, перечитал своих «справочных материалов».
Желая придать ситуации завершенность, Рёма бережно взял Фуджи за подбородок, без предупреждения накрыл его губы поцелуем, и на этот раз, наконец, испытал необыкновенное ощущение, словно все тело пронзает электрический разряд.
Рёма искренне надеялся, что это был эффект от поцелуя, а не от того, что он, возможно, случайно коснулся оголенных проводов.
Фуджи застонал, и Рёма внезапно понял, насколько неудобное положение он занимает. Не прерывая поцелуя, он опрокинул тенсая на пол, навалившись сверху, и отстраненно отметил оглушительный грохот, раздавшийся, когда стремянка отлетела в сторону. Теперь Фуджи лежал под ним, и Рёма, неожиданно для самого себя, странно обрадовался этому. И не преминул воспользоваться. Он принялся увлеченно целовать нежную кожу тенсая – лицо, шею, подбородок, не в силах оторваться и прекратить, и в итоге завершил проявление внезапно вспыхнувшей страсти долгим поцелуем в губы, после чего они оба уставились друг на друга, задыхающиеся и ошеломленные.
Фуджи дотронулся до своих влажных, покрасневших от поцелуев губ и довольно хихикнул.
- Не знал, что ты можешь быть настолько агрессивным, - прошептал он едва слышно.
- Извини, - пробормотал Рёма. Он и сам не понимал, почему вдруг стал таким страстным и настойчивым. – Со мной что-то странное произошло.
Тенсай улыбнулся.
- Могу сказать то же самое. Я ведь отвечал на твои поцелуи.
- Точно, отвечал, - Рёма довольно ухмыльнулся. – И мне это понравилось.
- Мне тоже, - Фуджи весело рассмеялся.
- Значит, тебе нравится целоваться со мной?
- Мне нравится быть с тобой.
Рёма не произнес в ответ ни слова. Он молча смотрел в ярко-голубые глаза, думая о том, какой Фуджи красивый, и какая замечательная ситуация сложилась, и каким ужасным извращенцем он стал.
- Рёма, - позвал его тенсай. – Я, конечно, получаю невероятное удовольствие от твоих действий, но, знаешь, долго лежать на полу - холодно. Не хочешь перебраться в другое место?
- Нет, - хмыкнул Эчизен, с наслаждением разглядывая распростертого под ним Фуджи. – Все отлично.
- Маленький извращенец! – нарочито возмущенно обвинил его тенсай и вызывающе усмехнулся.
- Хм, спасибо, - и Рёма, слегка наклонив голову, вновь настойчиво коснулся губ Фуджи поцелуем. Он обдумал предложение тенсая, но решил остаться на полу – разумеется, зимой здесь и в самом деле было довольно прохладно, но Рёма не чувствовал ничего, кроме обжигающего жара, внезапно охватившего все тело, и готов был поспорить – Фуджи ощущает абсолютно то же самое.
Рёма потерял счет времени и не заметил, как долго они не занимались ничем, кроме горячих, влажных поцелуев. Упустил Рёма и тот момент, когда они, наконец, перебрались в более комфортное место, называемое постелью. Не обратил внимания и на то, как они оба уснули – открыв глаза в следующий раз, Рёма увидел яркий солнечный свет, льющийся от оконного проема, и Фуджи, безмятежно спящего в его руках.
А намеченное так и осталось несделанным, подумал Эчизен и счастливо усмехнулся – ночь прошла за несравнимо более приятным занятием, нежели замена дурацкой лампочки.
Воспоминание вызвало довольную ухмылку. Теперь Кевин точно прекратит смеяться и говорить, что Рёма ведет себя жалко, а Люси придет в бурный восторг, если рассказать ей, чем они занимались прошлым вечером и ночью. Даже отец и старший брат перестанут, наконец, издеваться и дразнить его по поводу нежелания ни с кем встречаться, когда узнают о подобном.
- Чему ты так радуешься с самого утра?
Рёма обернулся на звук голоса и увидел, что Фуджи уже проснулся.
- Кто это радуется?
- Ты, - отозвался тенсай.
- Вовсе нет.
- Радуешься. А, ладно, просто замолчи.
Рёма лишь хмыкнул - он прекрасно знал, что Фуджи не подразумевает ничего отрицательного. Фуджи лениво потянулся и едва заметно вздрогнул.
- Если я простужусь из-за того, что столько времени вынужден был пролежать на холодном полу – ты в полной мере испытаешь на себе мой гнев, - пообещал тенсай.
- Как страшно, - нарочито испуганно отозвался Эчизен и, немного помолчав, продолжил. – Мы так и не заменили лампочку.
- Хммм… Но, думаю, мы провели время гораздо… интереснее, - рассмеялся Фуджи. – Если бы все ночи были такими приятными…
Рёма слегка нахмурился. Он ведь даже не спросил, что Фуджи думает обо всем этом – ни до, ни после. Возможно, для тенсая подобное – всего лишь развлечение и своего рода игра.
- Фуджи, - начал он. – Что это было?
- Что? Мне перечислить все, что ты со мной делал? – в ярко-голубых глазах зажглись веселые искорки.
- Нет, я имею в виду – как ты к этому относишься? Что думаешь о нас? – поинтересовался Рёма. – По-прежнему считаешь меня заменой? А все происходящее – игрой?
Тенсай удивленно замер, и Рёма на какое-то мгновение испугался, что ответ его совсем не обрадует.
- Нет, - произнес Фуджи мягко. – Я не считаю наши отношения игрой. Не знаю, когда это началось, но мне уютно в твоем обществе и ты мне очень важен. Пожалуй, теперь я точно могу сказать - я хочу быть с тобой и мне приятно все, что мы делаем.
Услышав это, Рёма облегченно вздохнул, ощущая себя полностью удовлетворенным. Он всегда опасался, что Фуджи не воспринимает его всерьез, а теперь все сомнения благополучно разрешились.
- Ты выглядишь таким довольным, - удивился тенсай. – Только не говори, что вчера весь день провел в глубокой задумчивости именно из-за подобных размышлений.
- Я не провел вчера весь день в глубокой задумчивости, - моментально возразил Рёма.
- До чего же ты упрямый.
- Фуджи…
- Хм?
- Замолчи и не мешай мне наслаждаться происходящим.
Сказанное стало последним предупреждением перед тем, как Рёма накрыл губы Фуджи долгим поцелуем. В этот раз они находились в постели, а не на холодном полу, и Рёма решил, что теперь тенсаю не на что жаловаться. Мысленно ухмыляясь, Эчизен думал о том, как далеко зашел его дурацкий план, каким счастливым он себя ощущает, находясь с Фуджи, каким удачливым он оказался…
И какими замечательными инстинктами он обладает.

Эпилог

Фуджи одевался, довольно улыбаясь. Этим утром он чувствовал себя по-настоящему счастливым: его работа, наконец, завершилась, к тому же, Рёма согласился пообедать вместе после окончания тренировки. Фуджи привычным движением провел рукой по волосам, зарывшись пальцами в мягкие пряди. Немного подумав, он решил собрать волосы в хвост: на улице дул сильный, пронизывающий ветер и ходить с распущенными – крайне неудобно. Фуджи уже собирался закрепить пряди, когда резинка внезапно выскользнула из ладони и закатилась под кровать. Тенсай опустился на колени и, потянувшись, принялся водить рукой по ковру.
Фуджи недоуменно нахмурился, коснувшись чего-то прямоугольного и жесткого. Он не рассчитывал обнаружить что-либо кроме своей резинки для волос, но, тем не менее, на полу явно находился некий посторонний предмет. Заинтересовавшись, тенсай подался вперед и, ухватив непонятный объект, извлек его из-под кровати.
Пакет, заполненный книгами.
Фуджи сразу вспомнил, что именно с этим пакетом Рёма вернулся домой несколько дней назад и сообщил - в нем находятся «справочные материалы». Тенсай так и не понял, что подразумевалось под этим определением, но посчитал, что ничего страшного не случится, если он ознакомится с содержанием. Фуджи выбрал наугад одну из книг в стопке, и, ни о чем не подозревая, принялся спокойно перелистывать страницы. Спустя пару мгновений тенсай шокировано распахнул ярко-голубые глаза и слегка покраснел. Его улыбка в тот момент не поддавалась никакому описанию – странная смесь удивления и лукавства, а голос звучал непривычно хрипло:
- Боже мой, Рёма…

***

Эчизен Рёма направлялся к теннисным кортам с довольной ухмылкой на губах. Всю дорогу до школы ему невольно вспоминалось произошедшее прошлой ночью между ним и Фуджи. Лампочку они так и не заменили, но теперь Рёме было абсолютно все равно. Что там какая-то дурацкая лампочка, если с наступлением ночи Фуджи снова уютно свернется и уснет в его руках…
С другой стороны, как ему удастся увидеть тенсая без света?
Полностью погрузившись в свои мысли и воспоминания, не замечая ничего вокруг, Рёма неожиданно врезался в кого-то, свалился на землю и, мысленно чертыхнувшись, поднял взгляд. Вокруг валялись разлетевшиеся учебники, а прямо напротив него находилась до крайности рассерженная Люси.
- Люси? – удивился он.
- В следующий раз, Эчизен Рёма, смотри, куда идешь, - сердито отозвалась Люси.
- Хм, - Рёма помог ей подняться и собрать учебники. – Я просто задумался.
- Вижу. Итак, тебе понравилось?
- А?
- Ты сделал с ним это прошлой ночью, верно? Ну и как тебе? – небрежно поинтересовалась Люси, и Рёма подозрительно уставился в ответ.
- Откуда ты знаешь? – удивился он. – Только не говори, что в моей спальне установлены камеры, и все видели нас вместе.
- Извини, Рёма, но богатое воображение – это явно не о тебе, - она вздохнула. – Ладно, ты в любом случае ведешь себя умнее, чем Кевин. О, кстати, он просил передать, что ждет на корте, и если ты не поторопишься – потом горько пожалеешь об этом, поскольку он пообещал сжечь твой дом.
- Скажи ему, что у меня нет дома. Только квартира – и та не моя, - отозвался Рёма. – А ты что здесь делаешь? Занятий вроде нет - каникулы уже начались, верно?
- Пришла поздравить тебя, разумеется.
- В моей комнате точно нет камер? – недоверчиво хмыкнул Рёма.
- Не обольщайся. На самом деле мне просто нужно занести учебники. И лучше поторопись, а то останешься без дома, хоть ты и сказал, что живешь в чужой квартире.
- Ладно, - ухмыльнулся Рёма. – Кевин, похоже, не может отличить частный дом от квартиры.
- Именно, - с усмешкой согласилась Люси, перед тем, как развернуться и уйти.
Эчизен направился в противоположную сторону и вскоре оказался на теннисных кортах, где его уже дожидался разъяренный вице-капитан команды. Создавалось впечатление, что Кевин с трудом сдерживается, чтобы не сказать какую-нибудь грубость.
- Ты опоздал! – недовольно заявил он, едва завидев Рёму. – Я ведь предупреждал, что теперь тренировка будет начинаться ровно в семь.
- О, - удивился Эчизен. – Я забыл.
- Ты забыл! – возмутился Кевин. – Готов поспорить, о том, что у нас сегодня специальное занятие, ты тоже забыл – тренер сказал отрабатывать технику новой подачи.
- Точно, - произнес Рёма. – Забыл.
- Забыл! – проорал Кевин. – Действительно забыл! Черт возьми, Рёма, держу пари – ты сделал с ним это прошлой ночью, поэтому и забыл все так легко!
- О, - Рёма невольно побледнел, потрясенный словами Кевина, в его взгляде явственно читалось: «Как, черт возьми, ты догадался?»
Странно. Разве мог кто-то настолько недалекий, как Кевин, не отличающий дом от квартиры, узнать о том, чем именно занимались Рёма и Фуджи прошлой ночью? Не сам же он сообразил, верно?
Кевин довольно захихикал.
- Мне Люси рассказала.
- Когда? – требовательно уточнил Рёма.
- Перед твоим приходом, - отозвался Кевин. – Сообщила, что ей кажется – ты сделал это вчера.
- Провидец она что ли, - недовольно пробормотал Эчизен, и тут тренер, наконец, заметил беззаботно болтающих игроков, даже и не думающих заниматься, и прикрикнул на них. Рёме пришлось начать тренироваться, но, поскольку его мысли витали далеко от теннисных кортов, новая подача у него так ни разу и не получилась.
Создавалось впечатление, что еще немного – и Кевин выйдет из себя: ведь именно он оказался партнером Рёмы на отработке подачи и получил уже достаточно ударов неудачно отбитым мячом, чтобы окончательно разозлиться. Когда очередной мяч с неверно заданной траекторией попал ему в голову, Кевин не выдержал и наорал на Рёму. И, в общем-то, был абсолютно прав.
Эчизен чувствовал себя крайне недовольным – ему совершенно не нравилось, что Кевин и Люси узнали о его… успехах с Фуджи до того, как он сам рассказал об этом. Не настолько же он предсказуемый, верно?
Кевин снова начал ругаться, когда мяч пролетел совсем близко от лица, хотя Рёма готов был поклясться, что целился в свободную часть корта. Рёма стиснул зубы. Хватит. Раз Кевин все равно каждый раз жалуется, то почему бы на самом деле не попасть ему в голову? По крайней мере, появится повод.
Удобнее перехватив ракетку, Эчизен закрутил подачу, целясь прямо в лицо своему партнеру по тренировке, но мяч чудесным образом изменил траекторию, и на этот раз нужный удар вышел идеальным. Рёма недоуменно моргнул и услышал восторженный вопль тренера:
- О, боже, ты сделал это!
Рёма выронил ракетку и побледнел. Он изумленно уставился широко распахнутыми глазами на счастливое лицо тренера, и ему потребовалась, по меньшей мере, пара минут, чтобы осознать: фраза «О, боже, ты сделал это!» относится к успешно выполненной подаче, а не к успешно проведенной ночи с Фуджи.

***

Тем временем, в далекой стране под названием Япония, Тезука Кунимитсу пил чай с Атобе Кейго и внезапно вспомнил кое-что.
- Фуджи звонил сегодня, - сообщил Тезука.
Атобе нахмурился и поставил чашку на стол.
- Зачем?
- Просто хотел сказать мне… и тебе, что начал кое с кем встречаться, - объяснил Тезука.
- Хммм… - Атобе самодовольно ухмыльнулся. – Я знаю.
Настала очередь Тезуки нахмуриться, а Атобе продолжил:
- Моя интуиция никогда меня не подводит.
- Итак, получается, ты знаешь и о том, что встречается Фуджи с Эчизеном Рёмой?
- О, - усмехнулся Атобе и вновь принялся за чай. – Они отлично подходят друг другу.
- И о том, что Эчизен… взял на себя доминирующую роль? – уточнил Тезука, и едва успел схватить со стола салфетки до того, как Атобе весьма неизящно подавился чаем. Бывший капитан команды Сейгаку с немалым удовольствием отметил шок и недоумение, появившиеся на лице своего самоуверенного бойфренда.
- Вот и я… - Тезука, мысленно ухмыляясь, помог Атобе вытереть разлившийся по скатерти горячий чай, - … среагировал точно так же.

Конец.

@темы: PG-13, Атобе/Тезука, Сейгаку, Фуджи/Рема, перевод, романс, юмор, яой

URL
Комментарии
2008-02-20 в 23:59 

Дважды два уже четыре, а будет еще лучше!
спасибо переводчику за работу, замечательно получилось)

2008-02-26 в 23:44 

As you wish
Несметана

Извините, что сразу не ответила - забыла подписаться на комментарии :tear:
Спасибо! Я очень рада, если вам понравилось :)

2008-09-04 в 01:05 

Rinali Lee
Превосходный рассказ)) Спасибо за то, что потратили столько времени на перевод данного фанфика))

2009-03-02 в 18:54 

Ведь извращение – как корейская кухня. Кому-то нравится, кому-то – нет. Но если ты кореец, у тебя же нет выбора?
хих)) Спасибо огромное!!

2010-06-11 в 13:39 

[Seconte] Котолосось и ворует конфеты [принцесса хиппи] мировоззрение собаки
Люблю этот фанфик, сил нет >< =)

2016-05-28 в 05:14 

Силенция
Сова. Совее не бывает.
Великолепная работа!:hlop: И вставка с Атобе/Тезукой - в самый раз!:D

     

Inui's Data Journal

главная