aozu
Mada mada da ne
Автор: Juxian Tang
Название: Выходной
Рейтинг: PG
Персонажи: Тамаки, близнецы, Мизуки, Юта, Фуджи, Кисаразу, Камио, Шинджи
Статус:закончен
Краткое содержание: Очередная "блестящая" идея Тамаки приводит к знакомству с несколькими игроками в теннис
текст размещен с разрешения автора
Дисклеймер: все принадлежит Кономи

- Смотрите! – восклицание Тамаки прозвучало тем представляющим опасность тоном, который можно было бы озаглавить "меня посетила блестящая идея, и вам сейчас придется за это отдуваться". Хикару моментально уставился в потолок лимузина, как будто впервые видел это захватывающее зрелище.


- Да, мой господин, - Каору осторожно повернул голову вправо – куда, похоже, смотрел Тамаки.


- Это корт для простых людей, - оповестил Тамаки гордо.


- Да, мой господин?


- Корт, на котором бедные люди, лишенные другой возможности заниматься спортом, удовлетворяют свое стремление к здоровому образу жизни!


- Хм... да.


Каору отчаянно захотелось, чтобы машина поехала побыстрее – глядишь, внимание Тамаки переключилось бы на что-нибудь другое. Но, как назло, зеленый свет по-прежнему не загорался. Дурацкий светофор! Какой смысл так тормозить движение в восемь часов утра в воскресенье – когда все нормальные люди (кроме Тамаки и, благодаря ему, братьев Хитатиин) еще спят?


Впрочем, кое-кто из простых людей тоже уже не спал, неохотно заметил Каору. На корте было трое – двое по разным сторонам сетки, а третий стоял рядом и наблюдал за ними, скрестив руки на груди.


- У меня возникла отличная мысль! - ну вот, начинается. – Почему бы нам не пойти и не поиграть в теннис с простыми людьми на их корте?


Хикару не удостоил Тамаки ответом, так что ответственность за отказ, как обычно, легла на Каору.


- Но для чего нам это делать?


- Как вы не понимаете? – Тамаки возбужденно вертел головой, заглядывая в глаза Каору и пытаясь поймать взгляд Хикару – впрочем, тщетно. – Это корт для простых людей! Харухи – из простых людей! Игра на этом корте поможет нам понять, как мыслят простые люди!


- Но Харухи *не играет* в теннис.


- Он ведь все равно своего добьется, Каору. Сейчас щенячий вид в ход пойдет.


Однако Каору решил еще побороться – если не ради победы, то хотя бы ради тренировки.


- У нас ведь были совсем другие планы! Разве мы не в зоопарк едем? И я не буду говорить, чья это была идея изначально!


- Зоопарк все равно еще закрыт, - Тамаки достало совести смутиться. – Он открывается в десять.


- И зачем мы так рано встали?! – это Хикару и Каору произнесли одновременно.


Затем, что Тамаки не может спать, со своей гиперактивностью. Иногда Каору почти сочувствовал ему. Наверное, это было довольно скучно - просыпаться каждое утро в шесть и ждать, ежеминутно поглядывая на часы, когда же позвонить кому-нибудь будет уже в рамках приличий. Каору вздохнул.


- Кстати, у нас собой, надо полагать, есть форма и ракетки?


Очевидно, это в голову Тамаки не приходило. Впрочем, его замешательство длилось лишь несколько секунд.


- Мы можем купить! Или позвоните – и вам за пятнадцать минут все привезут! А мы в это время можем пообщаться с простыми людьми в неформальной обстановке!


Каору посмотрел на Хикару. Вариантов было мало. Либо два часа стоять перед закрытыми воротами зоопарка в компании с обидевшимся Тамаки, либо...


- А у моего господина есть форма и ракетка?


Вид у Тамаки сделался совсем растерянным.


- Ну... где-то есть. Я попрошу поискать...


Каору не сомневался в результатах поиска.


- Ладно, - произнес он. – Я скажу, чтобы для тебя захватили запасной комплект, - и взялся за телефон.


* * *


К тому времени, как они появились на корте, простые люди уже прекратили играть. Сейчас они все втроем стояли у сетки и что-то обсуждали. Точнее, говорил один из них, каким-то образом ухитрявшийся с высоты своего невеликого роста смотреть на двух остальных сверху вниз. Остальные двое – мальчик со шрамом на лбу в виде креста и мальчик с красной лентой на голове – терпеливо слушали.


- Они же маленькие, - пробурчал Хикару. – Мы что, будем играть с младшеклассниками?


Но было уже поздно. Простые люди заметили их – и теперь внимательно следили за их приближением. О Господи, подумал Каору, Тамаки, кажется, включил режим "я пришел озарить вашу жизнь своим присутствием". Надеюсь, он додумается не называть их "простыми людьми" в лицо.


- Доброе утро!


Двое мальчиков помладше издали какие-то неопределенные звуки типа "хмм" или "ааа". Третий – после некоторой паузы, во время которой он с интересом изучал лимузин Тамаки, остановившийся неподалеку, и завивал вокруг указательного пальца прядку темных волос - ответил довольно вежливо:


- Доброе утро.


- Это муниципальный корт? – похоже, до Тамаки все-таки дошло, что здесь их не слишком ждали; однако голос его потерял только очень небольшую долю своей обычной жизнерадостности.


- Это очевидно, - улыбка темноволосого мальчика из-под покручивающей прядь волос руки получилась насмешливой и загадочной. Словно он расценивал их с Хикару и Тамаки как какие-то объекты для исследования.


- И здесь может играть кто хочет?


- Это уличный корт, - пробурчал мальчик со шрамом. – Здесь играет тот, кто пришел раньше.


- А! – через мгновение Тамаки осенило. – Вы думаете, мы собираемся отнять у вас корт?


- Как будто вы смогли бы!


- Но мы думали, - улыбка, которой Тамаки одарил их всех, явно была из арсенала припасенных на крайний случай - когда обеспечить хорошее отношение окружающих было особенно важно, - может быть, мы сможем сыграть с вами?


- Нет!


- Юта-кун. Н-фу. Я думаю, это *интересная* идея.


Мальчик со шрамом на лбу обиженно засопел.


- Но, Мизуки-сан, мы же собирались...


- Если они не хотят, то тем лучше, - пробурчал Хикару. – Они и играть-то, должно быть, толком не умеют.


- Что? – взгляд Юты, казалось, был способен испепелить Хикару на месте. – Что ты сказал?


- Юта-кун, достаточно. Кстати, а что насчет этого думает Кисаразу-кун?


Судя по взгляду мальчика с красной лентой, думать в этой компании предоставлялось одному человеку. Который этим и воспользовался.


- Я полагаю, что сыграть матч с неизвестными противниками будет полезно для вас, - вынес окончательное решение Мизуки.


- Мизуки-сан...


- Не надо канючить, Юта-кун. И я хочу посмотреть, как вы с Кисаразу будете взаимодействовать на корте. А вы, - он перевел взгляд на близнецов, - играете парой?


Каору и Хикару переглянулись.


- Ха. Он спрашивает, играем ли мы парой?


- Мы играем только парой!


- Отлично. – Мизуки, наконец, отпустил свои волосы. – Значит, Сент-Рудольф против...


- Оурана.


- Оуран.


- Не слышал про такую школу, - пробурчал Юта.


- Оуран – это та школа для богачей, - довольно прохладно заметил Кисаразу.


- Я не помню их на соревнованиях.


- Они не слишком удачно выступили в этом году, - мягко проговорил Мизуки. – И в прошлом. И в позапрошлом.


- Мизуки-сан, нам действительно нужно с ними играть?


Черт побери Тамаки, который их во все это втянул. И черт побери Хикару, который, похоже, готов был взорваться от такого пренебрежения. Каору попытался смягчить ситуацию, как умел:


- Давайте сыграем и посмотрим, кто чего стоит.


- О, Сент-Рудольф – это католическая школа? – Да здравствует умение Тамаки замечать очевидное.


- Конечно. – Мизуки, чуть прищурившись, смотрел на него – странным взглядом, который мог бы показаться ласковым, если бы не был столь оценивающим. Да сих пор Каору видел такой откровенно испытующий взгляд только у Кёи. Но у Кёи в комплекте к взгляду шли очки и внешность хладнокровного умника. Мизуки же выглядел очаровательным, как... ну, например, как Харухи - с этими его падающими на темно-синие бархатные глаза прядками.


- Кстати, - произнес он, будто только что вспомнил. - Мизуки Хаджиме, третий курс junior high. А это Фуджи Юта и Кисаразу Атсуши, второй курс.


Отлично, подумал Каору, придется играть против детей на два года младше.


- Суо Тамаки, второй курс senior high.


- Хитатиин Хикару и Хитатиин Каору.


Сейчас они спросят, кто из нас кто, подумал Каору – но вместо этого Кисаразу наивно произнес:


- Вы будете играть в этой одежде? И где ваши ракетки?


- Сейчас прибудут.


- Отлично. Значит, вы играете первый матч парами, а следующий я сыграю против Суо-сана – если тот не возражает, - проговорил Мизуки.


Хикару и Каору переглянулись. Может быть, хоть это научит Тамаки относиться к собственным блестящим идеям с осторожностью. Юта мрачно установил ракетку на корт.


- Верх или низ?


- Верх, - как всегда, их мысли совпали – ответ получился хором. Ракетка упала. Верх – Каору и не сомневался, что так будет.


- А кто будет судить?


- Может быть, Суо-сан возьмет это на себя?


Тамаки отчего-то выглядел довольно растерянным – что, откровенно говоря, доставило Каору немалое удовлетворение. Ну, ведь он же знает правила, подумал он, Тамаки даже умеет играть. Все умеют играть в теннис!


- А... ладно, хорошо... о, Хикару, Каору, вот и ваша машина.


Возможно, это будет даже интересно, подумал Каору, хлопая по поднятой в победительном жесте ладони Хикару.


* * *


Нет, возможно, это была не такая уж блестящая идея, думал Тамаки, глядя на стоящие друг напротив друга пары. Если Хикару и Каору разобьют ребят из Сент-Рудольфа на голову, то ты могут обидеться – и всякому общению с простыми людьми придет конец. Они уже и сейчас поглядывали на Хикару и Каору, одетых в специально для них пошитую форму, с ракетками, сделанными на заказ и различающимися только буквами "H" и "К" на ручке (впрочем, Тамаки был совершенно не уверен, что каждый из близнецов держал ракетку с инициалом, соответствующим его имени), так, словно те забрались на их территорию.


Простые люди очень серьезно относятся к вмешательству в их занятия, отметил для себя Тамаки.


Мизуки-сан, скрестив на груди руки, стоял у кромки корта с сосредоточенным видом. Тамаки подумал, встать ли ему рядом - или пойти сесть на скамейки. Ах да, ему же нужно судить. Ну ладно...


Хикару – возможно, это был Хикару – встал на подачу, размахнулся, ударил. Мяч просвистел в воздухе ярко-желтой молнией. Тамаки едва успел перевести взгляд на другую половину корта. Что там произошло? Мальчик со шрамом отбил? Кажется, что-то свистнуло. И все почему-то остановились.


После некоторое паузы Каору (то есть, возможно, Каору) произнес:


- Мой господин. Это будет ноль-пятнадцать.


Тамаки почувствовал, как лицо у него заливает краской – пять пар глаз пристально разглядывали его. Он мотнул головой и попытался сделать вид, что ему совсем не неудобно.


- Да, ноль-пятнадцать.


- Он называет его "мой господин", - очень громко прошептал Кисаразу Юте, на что тот ответил, бросив быстрый взгляд на Мизуки:


- Тише. Не надо наводить кое-кого на мысли.


Снова подача Хикару. На этот раз возврат от Сент-Рудольфа удалось отбить. Кажется, близнецы поймали ритм, подумал Тамаки с удовольствием, сейчас они покажут, на что способны. Все опять закончилось как-то неожиданно. Тамаки поймал полный упрека взгляд Каору.


- По пятнадцати.


- Может быть, стоит судить этот матч самим? – последовало предложение от Юты. Ну, Мизуки мог бы судить, например, подумал Тамаки. Словно угадав его мысли, Мизуки деликатно улыбнулся, не выражая никакого желания взять судейство на себя.


- Конечно, Юта-кун, это будет лучший выход.


Несмотря на унижение, которое Тамаки испытал, когда его сместили из судей, пожалуй, это принесло ему облегчение. Он перешел с середины корта в сторону Мизуки, который снова принялся накручивать волосы на палец.


- Тридцать-пятнадцать.


Глаза у Мизуки были сужены, взгляд такой напряженный, словно он не хотел пропустить ни момента матча. Простые люди очень серьезно относятся к теннису, сделал еще один вывод для себя Тамаки.


- Я так понимаю, ни один из вас не член теннисного клуба в Оуране? – Мизуки по-прежнему не отрывал глаз от игры, но хотя бы готов был поддерживать разговор, что весьма обрадовало Тамаки, который уже начал уставать от молчания.


- Нет, - согласился он. – У нас свой клуб.


Мизуки, пожалуй, прошел бы квалификацию для host club'a, подумал он неожиданно. Впрочем, у них уже был один представитель расчетливого типа. Кёя... Кёя, который вчера на его предложение съездить в зоопарк посмотрел на него таким далеким взглядом, что Тамаки вдруг почувствовал себя как будто в другой вселенной. Возможно, причина была в том, что Тамаки собирался заехать за ним в полвосьмого утра... если бы не факт, что в последнее время все предложения Тамаки заняться чем-то вне клуба наталкивались на отказ Кёи.


Словно у Кёи появились другие интересы - и ему, Тамаки, рядом с ним больше не было места. Нет, конечно, это было не так - не могло быть. Просто Кёя, наверное, был занят... просто...


- Это заметно, - произнес Мизуки.


- Что заметно?


- Что они не в теннисном клубе.


- Сорок-пятнадцать.


- Но они же выигрывают! – Тамаки возмутился за своих. Темно-синие глаза с загадочным выражением обратились к нему.


- Это пока.


- Один-ноль, Оуран.


Тамаки заметил взгляд, который на Мизуки бросили Юта и Кисаразу, меняясь кортами с Хикару и Каору - словно искали его одобрения или поддержки. Хм, на Тамаки почему-то таким взглядом никто не смотрел – хотя он и был председателем клуба, генератором идей и прочее, и прочее. Что ж, по крайней мере, в данный момент Хикару и Каору казались достаточно удовлетворенными. Если они победят, то не станут слишком злиться, решил Тамаки.


Подачу Сент-Рудольфа они тоже выиграли. Впрочем, Кисаразу и Юта вовсе не выглядели обескураженными, подходя к Мизуки. Тамаки внезапно ощутил беспокойство.


- Мизуки-сан?


- Все в порядке. Я понял, где у них слабости. У них идеальное взаимопонимание и синхронизация действий. Но подают они небрежно и...


В течение следующих двух минут Тамаки пытался понять, что именно Мизуки втолковывает двум своим приятелям. Главное он, впрочем, понял – от чего сорвался с места и устремился к Хикару и Каору.


- Мой господин?


- Он... он... он советует им, где у вас слабые места!


Хикару и Каору обменялись взглядами.


- Все в порядке. Это им мало поможет.


- У нас *нет* слабых мест, правда, Каору?


Третий гейм близнецы тоже выиграли – хотя и не без труда. Тамаки изнывал от волнения, бегая вдоль кромки корта - стоять неподвижно, как это делал Мизуки, он был уже не в состоянии.


- Ну же, Хикару, Каору, давайте!


После четвертого гейма счет стал три-один. Тамаки с глубокой обидой косился влево, на издающего довольное "н-фу" Мизуки. Это нечестно, в конце концов – вычислять слабости противника и потом использовать их! А слабости, видно, у Хикару с Каору все же были – и Юта с Кисаразу нащупывали их со все большей точностью.


Три-два. Три-три. Тамаки схватился за голову. Один из близнецов - Хикару, очевидно - начал злиться – и его игра стала совсем неосторожной. Три-четыре. Четыре-четыре. Четыре-пять.


- Хикару! Каору! – его беспомощные вопли оставались без внимания. Впрочем, он уже представлял, как близнецы жестоко отомстят ему – посчитав, что это он во всем виноват, втянув их в эту игру. Мизуки светился жестоким, удовлетворенным светом. Как он все-таки похож на Кёю, еще раз подумал Тамаки. Ничего общего во внешности – но в личности определенное сходство было. И так же, как Кёе, триумф удивительно шел Мизуки.


- Гейм и матч, - довольно произнес Юта Сейчас он немножко походил на щенка, который ждал, что его похвалят за отлично выполненную команду. Близнецы же выглядели мрачно, как грозовые тучи, и Тамаки знал, что эта гроза прогремит над головой у него. - Ну, как мы, как мы, Мизуки-сан?


Несколько мгновений Мизуки задумчиво покусывал губы, не произнося ни слова. Его взгляд был направлен куда-то мимо Юты - Тамаки оглянулся, увидел двоих мальчиков, подходящих к корту - и еще одного, стоящего чуть в стороне.


- Отличная игра, Юта-кун, Кисаразу-кун. Я был уверен в вас с самого начала.


Тамаки не стал бы клясться, но ему определенно показалось, что Мизуки постарался, чтобы его голос звучал как можно громче.


- Да, Юта, я тоже видел, - с улыбкой произнес мальчик, цвет глаз которого Тамаки не мог рассмотреть, потому что они были закрыты в щелочки. Юта подпрыгнул, развернувшись на 180 градусов.


- Аники? Ты что здесь делаешь?


Улыбка мальчика стала еще шире.


- Решил, что теннис в выходной день мне тоже не помешает.


Удивительно было, каким образом прямо в течение буквально двух секунд лицо Юты из торжествующего превратилось в напряженное и сердитое. Его старший брат продолжал улыбаться.


- Интересно, кто будет играть следующим, - пробормотал один из пришедших мальчиков. - Фуджи-сан пришел раньше нас, но это корт, где играют парами, а я не думаю, что его брат захочет играть второй матч подряд. Впрочем, Мизуки-сан был здесь еще раньше, следовательно, теперь его очередь играть, но с кем он будет играть в паре? Может быть, мы можем бросить жребий, и решить, кто будет играть, таким образом...


- Шинджи, замолчи! - второй мальчик, с рыжими волосами и наушниками от плейера на шее, закатил глаза. - Так кто играет?


- Мы специально сегодня пораньше встали, чтобы сюда прийти, - громко шипел на своего брата Юта. - Специально, чтобы никто нам не мешал тренироваться...


- Мне всегда казалось, что на этом корте может играть кто угодно.


- Мой господин, ведь Мизуки-сан собирался сыграть матч с тобой! – очень громко заявил Каору. Тамаки в ужасе воззрился на него: такого он не ожидал. Что ж, близнецы явно не полагали, что месть – это блюдо, которое лучше подавать холодным. Их месть последовала крайне незамедлительно.


Похоже, Мизуки тоже оценил опасность этого выпада. Они-то действительно собирались – но до того, как убедились, насколько Тамаки беспомощен в теннисе. Двое прибывших мальчиков с интересом уставились на них.


- Это корт для парной игры! – обиженно заявил мальчик с плейером.


- Как будто ты играть сюда явился, - продолжал бубнить Юта. Улыбка его брата чуть померкла на мгновение, а потом стала еще шире.


- Конечно, играть. Кто сейчас играет?


Его глаза вдруг приоткрылись, и Тамаки едва не вздрогнул, увидев, как они блеснули ледяной бирюзой.


- Вот он - и он, - указал рыжий мальчик на Тамаки и Мизуки.


- Как насчет того, чтобы составить мне пару, Камио-сан? - Фуджи-старший ангельски улыбнулся.


Кажется, Тамаки впервые увидел Мизуки утратившим контроль над ситуацией. Если он будет продолжать так крутить свои волосы, он их выдерет, подумал Тамаки. Но... у него вдруг возникло очень ясное ощущение того, что отказаться в этой ситуации было невозможно. Мизуки некоторое время задумчиво созерцал горизонт, а потом прядь волос была отпущена с миром.


- Что ж, давайте сыграем.


- Мизуки-сан, - вид у Юты был очень расстроенный. – Он же совсем не умеет...


- Мой господин, - похоже, Хикару и Каору были вполне довольны результатом своих манипуляций. – Пойдем подберем тебе форму.


Когда Тамаки вновь появился на корте – чувствуя себя крайне неловко в совершенно новой, белоснежной форме среди разрозненно одетых простых людей (мальчик с плейером даже был в спортивных штанах, а не в теннисных шортах!) – на противоположной стороне корта уже стояли их соперники.


- Суо-сан. – Мизуки улыбнулся по-христиански терпеливой улыбкой. – Будем играть без сожалений? – И со все той же улыбкой, куда тише, прикрыв рот ракеткой, добавил. – Только не надо путаться у меня под ногами.


* * *


Тамаки умел играть в теннис. Во всяком случае, когда-то умел. Учитель, который приходил к ним давать ему уроки, даже говорил, что он делает успехи. И хвалил силу его подачи. Что ж, по крайней мере, в своей подаче Тамаки был уверен.


Он подкинул мяч, размахнулся, ударил по нему ракеткой и... мяч просвистел мимо противников, выше плетеного забора – приземлившись, очевидно, где-то далеко в кустах.


- У моего господина всегда было плохо с контролем, - услышал он, как огорченно бормочет Каору... или Хикару. Нет, пожалуй, все-таки это был Каору.


Когда его вторая подача ушла в аут и мяч не нашли, один из близнецов – и Тамаки был совершенно уверен, что это был Хикару - довольно громко предложил послать водителя в магазин за ящиком мячей. Тамаки увидел, как их противники переглядываются.


- Суо-сан, - тон у Мизуки был очень сдержанным. - Сила подачи не имеет смысла, если мяч не попадает в квадрат.


- По крайней мере, это быстро закончится, - бормотал у кромки темноволосый мальчик. - И если Акира-кун не устанет после этого матча, то мы можем сыграть еще один. Кажется, Момо-сан обещал прийти, и, возможно, он приведет с собой Эчизена. Хотя Эчизен не любит так рано вставать, я никогда не видел его на корте до полудня, но, может быть...


Его третья подача, наконец-то, попала в корт, была отбита и... Позже Тамаки вспоминал то, что началось после этого, как какой-то кошмар. Раньше он даже не мог вообразить, что игра может идти с такой скоростью и интенсивностью. Он делал все, что мог, бросаясь к мячу в надежде его отбить, но отбить хоть как-то – это был максимум того, что ему удавалось. Однажды они с Мизуки столкнулись в середине корта так, что оба едва не упали - взгляд, который Мизуки подарил ему, напомнил ему Кёю в минуты его худшего настроения - хотя Мизуки и не сказал ничего. Мизуки был более успешен в своих ударах - но Тамаки уже начал сознавать, что один против двоих может продержаться только определенное время.


Ноль-один. Ноль-два. Ноль-три. Четвертый гейм они неожиданно выиграли – каким-то образом Мизуки удалось найти средство против партнера Фуджи. Тамаки, мокрый, как мышь, от всего этого беганья по полю, как-то приободрился. Как будто в отместку в следующем гейме Фуджи не позволил им взять ни одного очка. Улыбка Мизуки сделалась застывшей.


Тамаки с трепетом вышел на линию – опять была его подача.


- Суо-сан, - Мизуки ободряюще кивнул ему. – Все получится.


Он уже действительно устал, ему хотелось, чтобы все это поскорее закончилось – но в то же самое время Тамаки вдруг ощутил, что ему каким-то образом передается та странная, стоическая гордость, с которой Мизуки воспринимает этот катастрофический матч. Тамаки не мог сдать остаток матча – просто не мог, если хоть немного собирался уважать себя после этого.


Он вдруг вспомнил, как когда-то давно убеждал Кёю, что тот способен бороться за то, что для него важно, вкладывая в это все свои силы. Но на самом деле, самому Тамаки почти никогда не приходилось ни за что бороться серьезно (разве что за вовлечение Хикару и Каору в host club).


Я смогу доказать свои слова делом, Кёя, внезапно подумал он. Чтобы быть достойным тебя.


Кажется, это лучшая подача в его жизни – самая точная, по крайней мере. Тамаки даже думал, что ее не возьмут - но Камио оказался у мяча вовремя, отбил и... ракетку выбило у него из рук, а мяч покатился по корту. На миг показалось, что все вокруг замерло. Тамаки чувствовал, как на него смотрят - так, что он не знал, гордиться ему или стесняться.


- Сокрушительная подача, - пробормотал Юта.


- Это было замечательно, Суо-сан, - произнес Мизуки, и, похоже, на этот раз его голос звучал искренне.


Впрочем, пожалуй, это был звездный час - нет, звездное мгновение Тамаки, поскольку следующую его подачу Фуджи отбил с легкостью.


- По пятнадцати.


Снова мелькание мяча над сеткой. Тамаки подпрыгнул, услышал возглас Мизуки:


- Не надо! – но было уже поздно. Это был прекрасный удар, по мнению Тамаки, вот только... ответное движение ракеткой Фуджи словно рассекло воздух молнией – и мяч приземлился где-то у границы их половины корта.


- Хигума Отоши! – услышал Тамаки чей-то восхищенный возглас.


Улыбка Мизуки была полна сожаления, но в то же время казалась сосредоточенной, словно он одновременно вел еще какую-то свою игру. Тамаки виновато вздохнул.


Еще одна его подача – у него должно было получиться! – снова была отбита. Затем Мизуки отразил мяч, который, Тамаки был уверен, взять невозможно... и когда мяч снова оказался на их половине корта, он бросился к нему, из последних сил, падая...


- По тридцати!


Тамаки слышал это словно сквозь туман, все еще ошарашенный падением. Ракетки в руке не было, ладони саднили отчаянно. И колени он разбил тоже. Он смотрел на выступающую на руках кровь почти с удивлением, затем поднял голову и увидел круглые глаза близнецов. Новенькую форму он тоже измазал.


- Суо-сан. – Мизуки смотрел на него сверху вниз, подавая ему руку – и странно, в эту минуту его взгляд был не расчетливым, а товарищеским – словно он понимал о Тамаки что-то такое, чего тот не понимал сам. - Будем продолжать матч?


Он не был уверен. Но он кивнул – и принял протянутую руку – которая оказалась неожиданно жесткой от мозолей. Мизуки рывком поднял его на ноги.


- Мы будем продолжать играть? – бирюзовые глаза Фуджи были очень холодными, а его тон, безупречно вежливый, не оставлял никаких сомнений в том, что он считал продолжение бессмысленным.


- А вы что, сдаетесь? - кажется, Мизуки улыбался. Фуджи только пожал плечами, бросив взгляд на часы, словно собираясь сказать: еще пять минут и все.


Все и вправду закончилось в течение пяти минут.


- Гейм и матч.


Они проиграли два-шесть. Похоже, полюс абсолютного холода находился где-то между Фуджи и Мизуки, подумал Тамаки, когда они подошли к сетке пожать друг другу руки. А Хикару и Каору уже спешили к нему.


- Мой господин! Мой господин! Все в порядке?


Тамаки бодро улыбнулся. Ладони – особенно левая – все еще кровоточили, но несмотря на это - и несмотря на их проигрыш с разгромным счетом он чувствовал, что почти гордится собой.


Если бы Кёя его видел – интересно, что бы он сказал? Хотя, наверное, он вряд ли был бы впечатлен. Но Тамаки внезапно подумал, что даже пара ироничных ремарок от Кёи доставила бы ему удовольствие.


Он скучал по Кёе – он не мог отрицать этого. Скучал по своему лучшему другу, который в последнее время, кажется, переставал быть им...


- Ужасная игра, - пробормотал за его спиной темноволосый мальчик, и Тамаки почувствовал себя, как сдувшийся воздушный шарик. - Акира-кун оказался в дурацком положении, позволив себя втянуть в это. Все равно, что играть вдвоем против одного - в таком случае не выиграть стыдно, но и выиграть не менее стыдно. Впрочем, под конец Суо-сан играл даже вполне сносно...


Воздушный шарик снова взлетел под облака.


- Ужасные игры бывают очень полезны, Ибу-сан, - услышал он голос Мизуки. - Например, для сбора данных. Меня вполне удовлетворило то, что я видел. И, кстати, если Камио-сан решит подумать над тем, чтобы перейти из Фудомине в Сент-Рудольф...


- Ага, жди-надейся, - огрызнулся рыжий мальчик.


- Я подожду, - Мизуки тряхнул волосами. – Суо-сан, спасибо за игру.


- А мы... мы сейчас собираемся в зоопарк, - произнес Тамаки неожиданно для себя. Хикару и Каору закатили глаза, но, по крайней мере, не стали спорить - значит, зоопарк действительно не отменялся. - Мизуки-сан не хочет составить нам компанию?


- Зоопарк? – взгляд темно-синих глаз Мизуки сделался совсем задумчивым. – По-моему, мне тут своего зоопарка вполне достаточно.


- Так что ты все-таки пытался этим доказать? - до Тамаки донесся яростный шепот Юты. – Фуджи Сьюске, гений тенниса - как будто кто-то еще этого не знает! Зачем ты вообще сюда пришел?


- Юта, мама спрашивала, придешь ли ты сегодня домой обедать, - с пугающе очаровательной улыбкой отвечал Фуджи-старший. - Или у тебя на сегодня другие планы?


* * *


- Мой господин - мой господин был потрясающим! Какой энтузиазм, какое стремление к победе! – У Кёи, зажатого между Хикару и Каору, не было другого выхода как только выслушать их впечатления от субботнего дня. Впрочем, подумал Каору, Кёя вряд ли был против этого. По крайней мере, это давало ему возможность узнать, как Тамаки провел выходные - коль скоро сам Кёя наотрез отказался разделить их с ним. – Мы его таким уже давно не видели!


- Ты прав, Хикару. Честно говоря, - подумав, добавил Каору, - мне казалось, что в последнее время наш председатель клуба чувствовал себя каким-то одиноким.


- Может быть, нам стоит еще раз посетить этот корт? Особенно если там будет этот Мизуки - ты заметил, что Тамаки пытался пригласить его с нами?


- Не преувеличивай, Хикару. Просто дружелюбие моего господина всем известно.


- Ты прав, Каору. К тому же там, наверное, опять будут эти братья Фуджи... хотя, может, нам следует взять у них несколько уроков на тот случай, если мы опять будем разыгрывать сцену "братская ссора"?


- Не получится, у нас же совершенно другой имидж.


Тонкий палец Кёи поправил очки.


- Значит, Тамаки звал кого-то с вами? И что, они... уже начали называть друг друга по именам? - его взгляд был направлен туда, где Тамаки, с романтично забинтованными руками, сидел в цветнике из взволнованно охающих и ахающих девушек.


Не начали, подумал Каору - но как ты думаешь, долго ли еще он будет ждать, пока ты решишь проблемы со своим отношением к нему?


- Этого следовало ожидать, - произнес Кёя так задумчиво, будто разговаривал не с близнецами, а сам с собой. Каору замер. – У него все время что-то новое. Сначала клуб, потом Харухи, что теперь - теннис? Он не способен ни на чем сосредоточиться. Как будто можно конкурировать с этими новыми впечатлениями.


Можно, Кёя. Все можно. Иначе ты проиграешь еще до того, как начнется игра. Но даже если шансов на победу нет - то проигрывать можно по-разному.


- Тамаки-кун, но ваши руки - это не повредит вашей игре на пианино?


Если взгляд Тамаки имел своей целью заставить посетительницу клуба упасть в обморок от счастья, то он достиг в этом полного успеха.


- Разумеется, нет, моя принцесса. Но мое сердце глубоко тронуто такой заботой.


- Подумаешь, пара царапин, - прошипела Харухи, со звоном опуская на стол поднос с чайными чашками. – И почему об игре на уличном корте надо говорить так, словно побывал в зоопарке?


- А в зоопарке мы тоже были, - хором ответили близнецы.

@темы: PG, Св.Рудольф, Сейгаку, Фудомине, авторский фик, джен, кроссовер