17:26 

Набор драбблов

Eswet
Cimex amantissimus. В диване с 2003 г.
Автор: Eswet

Написано для Ollyy
Атобе, Оситари, G
Атобе никогда не упускал случая подколоть Оситари на тему того, какую литературу тот читает. Оситари делал вид, что сердится, либо не делал такого вида - в зависимости от того, как было выгоднее ему в каждый момент. Частенько он негодующе фыркал, отбирал у Атобе книжку, которой тот небрежно помахивал, высказывая свое "фе", или просто застегивал сумку наглухо, пением молнии выражая возмущение. Собственно говоря, его больше всего беспокоило, как бы Атобе не обратил чуть больше внимания на то, какой текст скрывается под обложкой любовного романа. Не то чтобы в этом было что-то криминальное, но кто знает, как изменится мнение Атобе о человеке, который под прикрытием бульварной литературы читает то Сунь Цзы, то Макиавелли?.. Оситари не хотелось, чтобы это мнение изменялось, тем более - в непредсказуемую сторону. Слишком много времени и усилий ему стоило сформировать конкретное представление о себе...


Написано для Serenity_
Тезука, Ойши, G

Выбирать себе вице-капитана можно двумя способами: либо искать свою полную противоположность, чтобы уравновешивала и не давала забывать, какие люди на самом деле разные; либо искать себя-в-зеркале, ну, может, за вычетом того, что повторить невозможно.
Тезука не шел сознательно вторым путем, да и не было в Сейгаку другого такого, как он. А результат получился, пожалуй, даже более впечатляющим, чем если делать все строго по науке.
Ойши не был особенно выдающимся - на фоне остальных - игроком, не обладал заоблачным авторитетом, не интриговал загадочными скелетами в шкафу, подозрительными знакомствами или экзотическими увлечениями. Как вице-капитан он был не более чем тенью Тезуки - и от него, в общем, не требовалось большего...
Но одно качество делало Ойши идеальным и единственно возможным вице-капитаном команды Сейгаку. Ойши был надежен. Сверхнадежен. Безупречно надежен. Во всем.
Тезука не мог бы уверенно сказать, а увидит ли он это качество в зеркале. Но это и не имело принципиального значения, потому что у Тезуки был вице-капитан.



Написано для Angstsourie
Нио, Санада, G, под влиянием ролевки.
- Хреново у нас в команде, - слишком быстро привыкаешь бурчать под нос, проигрывая матчи, которые до того непременно выиграл бы, и наблюдая за проигрышами других, кто не мог, не имел права проиграть.
- Черт знает что у нас, а не команда! – привыкаешь сплевывать горечь, провоцируя всех вокруг на резкость и видя, как эти все не справляются с провокациями. Ведутся, огрызаются или замахиваются в ответ, или делают каменные лица и такой вид, будто ничего не происходит.
- Уйду я нафиг из команды... – привыкаешь проговаривать собственное бессилие и даже веришь в собственный уход, потому что не осталось ничего иного...
...пока на очередном бесконечном круге вокруг корта не спотыкаешься, не летишь лицом в землю, предчувствуя, как сейчас будет больно, и некрасиво, и по-идиотски...
И не долетаешь.
Поймали за шиворот, вздернули на ноги, встряхнули – мол, заснул, что ли?!
- Все нормально?
Как будто не было ссор, провокаций, рукоприкладства, унизительных поражений. Несмотря ни на что, вопрос звучит с нотками заботы, и тревоги, и черт его знает, чего еще – так, как было почти три года кряду.
Не команда. Семья. Несмотря ни на что.
- Нормально. Задумался. Сыграй со мной тренировочный матч, Санада?



Написано для разных людей на трехфразный челлендж, рейтинги от G до PG


- Я никудышный лидер, я не понимаю команду, у нас все плохо... алло, привет, Тезука, как ты там, у нас все замечательно, готовимся к чемпионату, боевой дух на высоте, конечно, конечно, сделаем все возможное, выздоравливай, пока. Уфф... интересно, смогу я сказать "не будем небрежными" с таким видом, чтобы это заработало?..



Атобе частенько недоумевал, как Оситари ухитряется почерпнуть что-то полезное из тех книг, что он обычно носит в сумке. Оситари загадочно улыбался и не комментировал. Ну не мог же он объяснять Атобе подробности стратегии "как оставаться номером вторым в команде, быть при капитане, но при этом избегать всякой официальной ответственности"!



- О-ойши, если ты так быстро считаешь, то считай не до ста, а до ста двадцати!



Порой Рёме становилось смутно обидно: Царь Обезьян проигрывал ему, но оставался совершенно таким же самоуверенным, несдержанным на язык и не по-доброму остроумным, а самое главное - что, как будто и не было этих матчей, все равно мечтал обыграть Тезуку. Как будто Рёма - это такое наваждение, кажимость, которую не стоит брать в расчет, которая появилась ниоткуда и точно так же исчезнет.
Иногда Рёма даже боялся - боялся всерьез, до кошмарных снов и пробуждений в холодном поту, - что не только Атобе, но и Тезука думает точно так же и что, мало ли, вдруг они правы...



- По ста восемнадцати... и прости, Санада-кун, мне нужно идти, звонили из дома...
- Конечно; в следующий раз как обычно?
- Да, послезавтра, здесь, в шесть вечера, и я предлагаю начать новый матч, все-таки это уже скучно - пятый день доигрывать тай-брейк.



Напряжение, звенящее между ними которую неделю, прорвалось совершенно неожиданным образом: Санада принес запечатанный сверток и вручил его Юкимуре, сообщив, что он понятия не имеет, что там внутри.
Юкимура отошел к окну, в три рывка ободрал упаковочную бумагу и чуть не выронил посылку - это оказалась фэнтезийная блуза строго в тон его волосам, легкая, загадочно поблескивающая... а еще записка.
"Раз уж он размечтался вслух, что такие вещи тебе должны идти больше, чем мне, видимо, этот матч за тобой."



Если бы их занесло вдвоем на необитаемый остров, не исключено, что они жили бы мирно и дружно. Но поскольку вокруг городские джунгли, школа, команда и бессчетное число потенциальных зрителей, Нио разыгрывает хамелеона, а Санада... мечтает о необитаемом острове.



- Это звучит так, будто ты никогда больше не собираешься вернуться в теннис.
- Совсем наоборот, я намерен во что бы то ни стало вернуться в теннис...
И вот так всегда - ты вечно понимаешь его не так, с точностью до наоборот, а окружающие считают, что ты лучше всех знаешь капитана, но если это - лучше всех, то каково Юкимуре жить среди такого "понимания"...



- Могу поспорить, что дисциплинарный комитет еще не установил правила "быть собой и не казаться кем-то другим"!
- Нио-кун, не надейтесь, ради вас одного правило для всей средней школы установлено и не будет. Хотя... я поговорю с Санадой-куном, вероятно, забота о безопасности школы этого все же требует.



Они оба - куда более одиночные, чем парные игроки, но тот единственный раз, когда им привелось встать по одну сторону сетки, почему-то все не забывается, словно что-то осталось недоговоренным, недоигранным, нереализованным.
В один и тот же день Санаде приходят два письма: одно, официальное, с печатями и подписями, приглашает его принять участие в крупном чемпионате среди учеников средних школ под эгидой университетской ассоциации; второе, вообще без подписи, содержит билет на концерт латиноамериканской музыки.
При регистрации Санада сам высказывает пожелание играть в паре с Атобе Кейго - хотя на концерте они не сказали друг другу ни слова; кажется, им это уже не очень-то нужно.



- Встань смирно, закрой глаза, да, это приказ капитана - ты намерен спорить, Юси, аа?
- Нет, я не спорю, я просто не совсем понимаю, что ты... что ты делаешь?..
- Снимаю с тебя очки, разумеется; ты ведь собирался меня поцеловать - собирался, собирался, и не вздумай спорить, - так вот я предпочитаю, чтобы посторонние предметы процессу не мешали.

@темы: G, PG, Риккайдай, Сейгаку, Хетей, авторский фик, драбблы

Комментарии
2008-07-11 в 18:21 

Дамария
There is always something to smile about
Прекрасное всегда и везде остается прекрасным. )

     

Inui's Data Journal

главная