22:12 

"Близорукость", автор longleggitgit

there's nothing but salt
Переводчик:  in between days
Автор: longleggitgit
Ссылка на оригинал: здесь
Разрешение на перевод: запрос отправлен
Рейтинг: PG
Пейринг: Инуи/Кайдо
Краткое содержание: Кайдо не знает, что ему думать насчет очков Инуи
Дисклеймер: все персонажи принадлежат Кономи Такеши


Кайдо ничего не может с собой поделать и начинает переживать, когда вдруг понимает, что они с Инуи целовались ровным счетом 11 раз, но он до сих пор не видел его глаза. Нет, мельком, конечно, кое-что замечал: пятно зеленого цвета, когда тот к нему наклоняется, ресницы за стеклами, но никогда еще Кайдо не видел оба глаза одновременно, без препятствия в виде холодного блеска очков. Это начинает раздражать все больше и больше, потому что Кайдо знает – сам он постоянно на виду, и все чувства написаны у него на лице, словно это и не лицо вовсе, а открытая книга. Если его не выдают огромные глаза, то уж точно этот чертов румянец, и так, в конце концов, просто нечестно. Кайдо ничего не может скрыть от Инуи, но при этом вообще не имеет понятия, о чем тот думает.

Ну, почти не имеет. Временами Инуи ведет себя настолько откровенно, что сложно не понять, что именно у него на уме.

- Кайдо, - раздается вкрадчивый голос, и он подпрыгивает на месте, разнервничавшись от того, как Инуи ухитряется подойти настолько близко и остаться незамеченным, не говоря уж о том, что его рот практически касается уха Кайдо, и они находятся не где-нибудь, а в школе.

- Семпай, - Кайдо оборачивается и отступает на шаг. Потом быстро оглядывает коридор и, убедившись в том, что никто не смотрит, а все школьники поблизости чем-то заняты, улыбается.

Инуи кладет руку на плечо Кайдо и легонько cжимает пальцы. Кайдо краснеет и снова украдкой смотрит на окружающих, которые по-прежнему не обращают на них никакого внимания. Он не отстраняется.

- Хочешь провести выходные у меня дома? – спрашивает Инуи, и Кайдо думает, что, судя по интонациям, это один из тех случаев, когда не составляет труда понять, о чем тот думает.

- Выходные? – повторяет Кайдо, нервно поправляя сумку на плече.

Они еще ни разу даже ночи вместе не провели, если не считать ночевок со всей командой, и уж точно не заходили дальше поцелуев. Ну, почти. Иногда кое-кто распускает руки, но Кайдо не видит в этом особой беды, если не считать того случая, когда Инуи схватил его за задницу, выходя из раздевалки, на виду у всех. Кайдо не разговаривал с ним целый день, и это оказалось более чем достаточным наказанием для Инуи, который теперь ограничивает свои порывы теми часами, когда они вместе делают домашнее задание.

- Кайдо?

- Извини, - торопливо говорит он и опускает голову. – Я даже не знаю…

- Родители уезжают из города, - сообщает ему Инуи. – И не хотели бы оставлять меня одного.

Кайдо распахивает глаза. Теперь это приглашение не просто провести вместе выходные, но еще и провести их без присмотра. И если этот хитрый изгиб в уголке рта Инуи не говорит о каких-то скрытых намерениях, то Кайдо съест свою бандану.

- Я… я не знаю, разрешат ли мне родители, - говорит он, не особо покривив душой. И мать, и отец просто обожают Инуи – думают, что он оказывает хорошее влияние, потому что на год старше и все время помогает Кайдо делать домашнее задание – но в том, что касается родительского присмотра, они довольно строги.

- Естественно, мои родители уже поговорили с твоими, - отвечает на это Инуи. – Тебе можно прийти с одним условием: хотя бы один раз за выходные позвонить домой.

У Кайдо от таких невероятных новостей отвисает челюсть, а Инуи пользуется его ошеломленным молчанием, чтобы продолжить.

- Я надеюсь, ты не сердишься. Мне самому сказали только вчера вечером, и поскольку времени оставалось совсем немного, я попросил их сразу же позвонить вам домой.

Кайдо никак не может решить, что его больше расстраивает: самонадеянность Инуи или то, что родители даже не соизволили сказать ему о звонке. Но тут Инуи немножко склоняет голову набок и улыбается Кайдо той самой чертовой улыбкой, которой не улыбается больше никому – уголок рта приподнимается, на щеках появляются едва заметные ямочки, выгибается бровь, и у Кайдо просто не остается сил на то, чтобы рассердиться. Теперь придется справляться с нервным ощущением порхающих бабочек в животе, которое возникает каждый раз, когда они целуются, но сегодня явно не уйдет через пару минут вместе с Инуи.

По крайней мере на родителей он все еще может злиться.

- Ладно, - дрожащим голосом произносит Кайдо, и улыбка Инуи превращается в полноценную ухмылку.

- Тогда увидимся на тренировке, - отвечает он, напоследок сжимая еще раз плечо Кайдо, и уходит по коридору в сторону комнат, где занимаются третьекурсники.

Когда Кайдо поворачивается, спотыкается на ровном месте и шлепается на пол, лицом вниз, остальные ученики, наконец, обращают на него внимание.

~

Кайдо нажимает на кнопку дверного звонка Инуи со всем спокойствием, на которое только способен, и, не успевает он убрать палец с кнопки, как внутри у него все сжимается с такой силой, что на какое-то отчаянное мгновение он с ужасом думает сейчас меня стошнит, и сгибается в три погибели, обхватив руками живот и зажмурившись, пока волна тошноты не пройдет, после чего снова выпрямляется. И бесконечно радуется, что ему удалось это сделать, потому что не проходит и секунды, как Инуи оказывается на пороге, открывая дверь с улыбкой, которая, впрочем, быстро исчезает.

- Кайдо? Ты в порядке?

- В порядке, - выдавливает из себя он и колеблется, прежде чем шагнуть в дом, на мгновение взвешивая в уме возможность развернуться и сбежать, но зная, что никогда на самом деле так не поступит, если это может расстроить Инуи. Кайдо обреченно переступает порог, практически чувствуя, как кровь отливает от лица.

- Ты уверен? – спрашивает Инуи, закрывая за ним дверь.

- Да, - отвечает Кайдо, изо всех сил стараясь улыбнуться. Инуи не выглядит особенно убежденным, но ничего больше не говорит по этому поводу.

- Можешь отнести сумку в мою комнату.

- Хорошо, - Кайдо перешагивает через две ступеньки сразу, проклиная себя за нервность, и глупость, и прозрачность, открывает дверь и срывает с плеча сумку, чтобы бросить ее на кровать.

Но тут что-то на кровати шевелится, и Кайдо останавливается в последнюю секунду, роняя сумку на пол. Он слышит, как сзади подходит Инуи.

- У тебя… есть кошка? – ошарашенно спрашивает Кайдо.

- Соседская. Мы присматриваем за ней, пока они в отъезде. – отвечает Инуи. Кайдо спрашивает себя, не померещилось ли ему веселье в знакомом голосе.

Он ничего не говорит, просто шагает вперед и протягивает руку к рыже-белой полосатой кошке, которая обнюхивает пальцы, а потом лижет их и довольно мурлычет. Кайдо чувствует, как потихоньку рассасывается напряженный комок в животе.

- Как ее зовут?

- Мичико.

Кайдо гладит Мичико по спине, и тут до него доходит, что он непростительно долго не обращает никакого внимания на Инуи. Он оборачивается, покраснев, и кланяется, извиняясь.

- Прости, - говорит он, но Инуи просто смеется.

- Хочешь поужинать? – и прежде, чем Кайдо успевает ответить, добавляет. – Кошку можешь взять с собой.

~

Во время ужина кошка постоянно крутится у ног Кайдо, потираясь о лодыжки и до неприличия громко урча. Периодически Кайдо смотрит, не беспокоит ли это Инуи, но тому, кажется, все равно, поэтому Кайдо просто расслабляется и наслаждается неожиданной компанией, благодарный за передышку, обеспеченную его скрученному в узлы животу. Он не уверен, знает ли Инуи, насколько ему на самом деле нравятся кошки, но подозревает, что присутствие Мичико во время этих самых выходных – далеко не простое совпадение. Не то чтобы его напрягала такая ситуация. На самом деле, это даже лестно.

- Спасибо за ужин, - произносит Кайдо, когда они заканчивают есть, и помогает Инуи отнести тарелки на кухню, где оставляет их в раковине, не обнаружив посудомоечной машины.

- Я могу помочь тебе помыть, если… - начинает Кайдо и замолкает, сбивчиво дыша, когда чувствует, что Инуи стоит совсем рядом, опустив подбородок на ему плечо.

Нервные узлы в животе возвращаются, но Инуи прижимается губами к его шее, нежно, не задерживаясь надолго, и глаза Кайдо закрываются сами по себе, когда он откидывается назад, позволяя Инуи обнять его за талию.

- Инуи… - шепчет Кайдо, и тот ничего не говорит, просто дышит ему в кожу, и в животе у Кайдо все снова переворачивается, но уже совсем не так страшно.

- Я рад, что ты пришел, - наконец, произносит Инуи.

Кайдо не знает, что на это ответить, и потому молчит, ни капли не удивляясь, когда Инуи поворачивает его лицом к себе, и его руки оказываются в ловушке между их телами. Он понимает, что сейчас, наверняка, будет поцелуй номер двенадцать, и собирается с духом, радуясь тому, что его больше не тошнит, пусть даже в животе езще осталась пара узелков. А потом губы Инуи легонько касаются его собственных губ, и Кайдо думает, что на самом деле там не узелки, а что-то расплавленное, текучее, и это хорошо, и когда Инуи посасывает его нижнюю губу, Кайдо вздыхает и чуть-чуть приоткрывает глаза, хотя ни разу еще не осмеливался так сделать во время поцелуя.

Как только он это делает, то замирает, и все его тело превращается в камень в объятиях Инуи. Это не нарочно, но Кайдо не может сдержать резкий приступ раздражения, увидев очки Инуи, в очередной раз выступающие в роли щита, лишающие Кайдо доступа, заставляя его устыдиться собственной открытости.

Инуи останавливается, нахмурившись, и как только Кайдо открывает рот, чтобы заговорить, нетерпеливое мяуканье заставляет их обоих взглянуть вниз. Мичико в очередной раз обвивается вокруг ног Кайдо, и тот отступает на шаг и наклоняется, чтобы взять ее на руки. Инуи откашливается и отводит глаза.

- Хочешь посмотреть кино? – говорит Инуи после непродолжительного, но неловкого молчания, и Кайдо кивает, еще крепче прижав к себе Мичико.

~

Фильм бы, наверняка, показался Кайдо очень интересным, если бы он мог сконцентрироваться на нем дольше, чем на секунду, но, похоже, единственное, на чем ему действительно удается сконцентрироваться – это Инуи, сидящий справа и непривычно сдержанный, словно боится пошевелиться. Они уже не раз смотрели кино вместе, и обычно Инуи расслабляется, чувствует себя достаточно легко, чтобы прижаться плечом к Кайдо или даже провести пальцами по его ноге. Сегодня же, подозревает Кайдо, Инуи старается до него не дотрагиваться, и как бы его ни раздражала временами способность Инуи всегда одерживать верх, эта вынужденная дистанция между ними кажется еще хуже.

Он понимает, что совершенно отвлекся от фильма, и качает головой, уставившись на экран и почесывая Мичико за ушами. Она развалилась у него на коленях и не прекращает мурлыкать с первых кадров, что в общем-то должно раздражать, виновато думает Кайдо. Но Инуи ничего не сказал, и поскольку Мичико, скорее всего, единственная причина, по которой Кайдо еще не потерял сознание от волнения, он беспрестанно поглаживает ее по спине.

Фильм по-настоящему завладевает вниманием Кайдо только в момент смены саундтрека – он широко раскрывает глаза, и его рука замирает на голове Мичико. Музыка внезапно становится зловещей, совсем как в фильмах ужасов перед тем, как на главного героя что-то выпрыгивает из темноты. Кайдо практически полностью уверен, что это не фильм ужасов – кажется, про самураев или вестерн – но со все возрастающим страхом он смотрит, как герой стоит посреди темного леса, окруженный огромными деревьями, достаточно большими, чтобы за ними могло спрятаться что угодно, а потом что-то ворочается справа от героя, в кустах, и этого достаточно, чтобы Кайдо дернулся, как ужаленный.

Мичико не одобряет внезапных телодвижений, и Кайдо морщится, когда она впивается когтями в правую руку. Он шипит, и она соскакивает на пол, выбегая из комнаты.

Кайдо думает, что, скорее всего, получил по заслугам, когда Инуи берет его за запястье.

- Ты в порядке? – обеспокоенно спрашивает он.

Кайдо смотрит на царапины – достаточно глубокие, чтобы выступила кровь, и начинающие понемногу распухать.

- В порядке, - краснея отвечает он. – У меня вроде как аллергия, поэтому мама и не разрешает…

- Что?!

Инуи немедленно поднимается и тащит Кайдо по коридору, не останавливаясь, пока они не оказываются в ванной. Он включает свет и отпускает руку Кайдо, чтобы открыть шкафчик и достать аптечку.

- Нет, правда, все в порядке, - настаивает Кайдо, но Инуи только нетерпеливо качает головой и снова берет его за руку.

- В царапины от кошачьих когтей легко попадает инфекция, - говорит он, - а это ведет к серьезным осложнениям, особенно для тех, у кого есть аллергия.

- Ничего не… - начинает Кайдо, но слова замирают на кончике языка, когда он опускает глаза на Инуи, промывающего царапины влажным ватным шариком, в то время как очки его лежат на полке. Он наклонился так, что сначала Кайдо видит только его макушку, но когда Инуи замечает ошеломленное молчание, то поднимает голову, и что-то сжимающее, скручивающее, что-то непонятное снова возникает в животе Кайдо и стискивает – изо всех сил – потому что вот они, глаза Инуи, большие, и зеленые, и взволнованные, и может, даже немного нервничающие, и все это из-за него.

- Кайдо? – спрашивает Инуи, и Кайдо ничего не может сказать в ответ, потому что он слишком сконцентрировался на том, как сужаются эти глаза, когда Инуи говорит – это особенно заметно, потому что они большие, даже больше, чем у Кикумару, думает Кайдо – а еще на том, что левый чуть-чуть темнее правого, если присмотреться, как следует, а ресницы темные, и длинные, и напоминают Кайдо очки, потому что служат идеальной оправой для этих глаз.

- Ты снял очки, - произносит Кайдо, когда ему, наконец, удается отдышаться, и кажется, что у него сейчас закружится голова, когда Инуи непонимающе морщит лоб, потому что он видит, как от этого опускаются тяжелые веки.

Инуи встает, и Кайдо поднимает голову, чтобы и дальше смотреть на него, не моргая, отчаянно пытаясь запомнить как можно больше.

- У меня близорукость, - удивленно говорит Инуи, отпуская руку Кайдо, чтобы обнять его за плечи.

- Я просто… хотел увидеть, - неловко говорит Кайдо и, наконец, позволяет себе отвести взгляд, подавшись вперед и уткнувшись лицом в грудь Инуи. Он думает, что все запомнил; Инуи может снова надеть очки, и Кайдо, возможно, никогда больше не увидит его глаза, но он будет помнить, это точно. И этого достаточно.

Инуи не отвечает сразу, но поднимает руку и успокаивающе гладит Кайдо по голове, будто приручает нервного питомца.

- Почему ты просто не попросил? – некоторое время спустя спрашивает он.

Кайдо чуть ли не заикается от возмущения.

- Но… все знают… Эйджи тебя просил и… и Момоширо, и ты ни разу…

- Ты не Эйджи и не Момоширо, - говорит Инуи, и в его голосе, наконец, появляется знакомая нотка веселья.

Кайдо сглатывает, внезапно понимая, что вел себя очень, очень глупо.

- Ой, - говорит он, не зная, что еще тут можно сказать.

- Ой, - соглашается Инуи и в последний раз сжимает плечи Кайдо, прежде чем отпустить его и вернуться к царапинам.

Инуи молча наносит на руку Кайдо антисептический крем и, закончив, поднимает глаза, удивленно улыбаясь – скорее всего, потому, что Кайдо никак не может перестать таращиться.

- Неужели это на самом деле так неожиданно? – спрашивает он, все еще стоя на коленях.

Кайдо чувствует, как лицо заливает румянец, но отказывается смотреть в сторону.

- Ну… у тебя очень красивые глаза, - говорит он и тут же хочет наградить себя пинком за то, как глупо это прозвучало.

Но Инуи, с удивлением замечает Кайдо, выглядит смущенным – и Кайдо совершенно в этом уверен, потому что тот отводит взгляд в сторону, и хмурится, и откашливается – и от этого наступает такое облегчение, что он больше не чувствует себя глупым и неловким, а только счастливым, и довольным, и, возможно, готовым к тому самому двенадцатому поцелую.

- Спасибо… - начинает Инуи, и Кайдо берется за его воротник, и тянет его вверх, и когда тот поднимается, снова тянет так, что они прижимаются друг к другу. Глаза Инуи расширяются от удивления, отчего в животе у Кайдо становится тепло, и никаких узелков, и он обнимает Инуи за шею, и тот, не нуждаясь больше в подсказках, прижимает Кайдо к шкафчику и целует.

Поцелуй номер двенадцать – Кайдо решает, что это и есть официальный двенадцатый поцелуй, а предыдущая попытка оказалась не совсем удачной и потому не считается – похоже, стал самым лучшим. Поцелуй номер двенадцать долгий, и беспорядочный, и грубый, и одна рука Инуи лежит на пояснице Кайдо, а вторая запуталась в его волосах, и язык Инуи время от времени оказывается во рту у Кайдо, пробуя, и уговаривая, и дразня, и вытворяя то, что, казалось бы, не должно было понравиться Кайдо, но теперь совершенно определенно нравится. Он следует за Инуи, посасывая и раскрывая губы пошире, когда чувствует, что Инуи этого хочется, а потом ему в голову приходит смелая идея, и он прикусывает нижнюю губу Инуи, и, кажется, тому нравится, если судить по сдавленным стонам и неожиданному толчку бедер. От этого Кайдо задыхается, потому что не ожидал, что ему такое придется по душе, но там, где сталкиваются их бедра, возникают искры, и разве это может не понравиться, и когда он открывает глаза, чтобы взглянуть на Инуи, то даже не испытывает вины.

Инуи тоже открывает глаза, и они останавливаются одновременно, едва соприкасаясь губами, дыша в открытые рты друг друга, и у Кайдо, может быть, горят щеки, но глаза Инуи кажутся сонными и удовлетворенными, и этого достаточно, чтобы Кайдо улыбнулся. Они стоят неподвижно и дышат, все еще цепляясь друг за друга, и Кайдо никак не может сдержать улыбку, так что Инуи тоже начинает улыбаться и снова целует Кайдо – на этот раз быстро и нежно, а потом отступает, чтобы тот соскользнул со шкафчика, и проводит рукой по его волосам.

- Может, мне купить линзы? – ухмыляясь, произносит Инуи.

- Нет! – торопливо заявляет Кайдо, берет очки Инуи и одевает тому на нос.

Он с удовольствием замечает, что Инуи совершенно обескуражен таким заявлением – и удовольствие еще сильнее, потому что он видит это, несмотря на очки.

- Мне нравятся очки, - честно говорит Кайдо. – И… еще мне нравится, что только я вижу твои глаза.

- О, - говорит Инуи, но Кайдо успевает заметить улыбку, когда тот наклоняет голову, чтобы поправить очки.

Кайдо всерьез раздумывает, не схватить ли Инуи за воротник еще раз, когда нерешительное мяуканье оповещает их о присутствии Мичико. Кайдо тут же улыбается, а Инуи хмурится.

- Нужно вернуть ее соседям, - говорит Инуи и шагает вперед, но Кайдо уже берет кошку на руки.

- Она же не не виновата, - говорит он и вдруг замирает, когда до него доходит смысл сказанного. – Подожди-ка… ты же говорил, что соседи в отъезде?

Конечно, не на сто процентов, но Кайдо все-таки уверен, что за очками Инуи отводит взгляд в сторону.

@темы: PG-13, Инуи/Кайдо, Сейгаку, перевод, романс

Комментарии
2008-07-22 в 00:27 

"... I don't want to do this on my own."
Ну, почти не имеет.
На этой фразе мой яойный разум едва не уплыл в далекие дали :laugh:
Большое спасибо за перевод, чудесный фик, мне очень понравилось :bunny:

2008-07-22 в 01:29 

Пишу за фидбэк.
Спавибо за перевод любимого пейринга!

2008-07-22 в 01:44 

ты дрова, садахару.(с)фуджи сюске
я не могу!!!!!!!! это суппер!!!!!
хочу еще!!!!!!
in between days я тя обожаю!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

2008-07-22 в 01:57 

Elyara
Злой и беспощадный Питерский Фандом... БЕСсовесть фэндома
Потрясающий фик... спасибо за перевод!!!

2008-07-22 в 06:37 

there's nothing but salt
Sei
на этой фразе чей угодно разум уплывет в далекие дали ))))) рада, что понравилось)))

Botan-chan Lina Freiheit Elyara
:sunny: хороших ИнуКаев должно быть много!

2008-07-22 в 13:01 

аа.. оо. божественно!

а..а еще что-нибудь будет?))) очень надеюсь,что будет)и побыстрее)) мм)

2008-07-22 в 13:20 

there's nothing but salt
Рыжее облако
посмотрим))))

2008-07-22 в 14:23 

ты дрова, садахару.(с)фуджи сюске
да-да!!! переводи!!!!

2008-10-03 в 23:34 

ms. Rikko
аууууууу :heart: :heart: какая прелесть =^____^=
*довольна как три слона* :heart:

   

Inui's Data Journal

главная