21:48 

Delayed Development, Инуи/Фудзи, перевод

Автор: prilallar
Название: Delayed Development (Позднее развитие)
Оригинал: prillalar.livejournal.com/427789.html
Рейтинг: R
Пейринг: Инуи/Фудзи
Переводчик: Indrik
Бета: cattom
Разрешение на перевод: получено
Архив: kirinbyakko.ucoz.ru/publ/7-1-0-99
Саммари: порнография, фотография и Рафаэль Надаль
Бонус: www.youtube.com/watch?v=Rw4P-BzHG10

@темы: Сейгаку, R, Фуджи/Инуи, перевод

Комментарии
2009-05-09 в 21:51 

Инуи кликает по ссылке в е-мэйле от Кавамуры: «Глянь на девчонок!» Опять картинки – у Кавамуры все ссылки такие. Груди нереально огромные, ягодицы нереально круглые. Инуи ходит по страницам, не спеша разглядывает обнаженные тела, горящие румянцем лица и ждет, что что-нибудь произойдет.

Ничего не происходит.

Инуи закрывает сайт, чистит кэш и запускает антивирус. Возможно, женщины слишком ненастоящие, чтобы вызывать реакцию. Возможно, он просто не способен преодолеть свое недоверие перед лицом такой анатомической неправильности, такого отрицания законов физики. Возможно, беспокоиться не о чем.

После завершения сканирования он подключает через USB фотокамеру и просматривает сделанные за день фотографии. Добавляет примечания к снимку подачи Ойси. Три снимка игры у сетки Кайдо – он заметно совершенствуется. На заднем плане одной из фотографий Кикумару и Момосиро у ограждения смеются с пришедшими посмотреть на тренировку девушками.

Пять снимков Фудзи, перебрасывающегося мячом с Кавамурой. Инуи добавляет заметки по Кавамуре, но анализировать Фудзи таким способом бесполезно. Он себя не выдает. Одна фотография Тэдзуки, стоящего сбоку от корта.

Инуи вздыхает. До отборочных матчей в команду времени уже немного. Может, его просто не интересует ничего кроме тенниса. Он лезет в сумку за своей тетрадью, но вместо нее под руку попадает непонятно откуда взявшийся конверт. Внутри фотография. Самого Инуи.

Он переворачивает ее. Ни надписи, ни имени. Ни намека на мотив. Он делает мысленную заметку – назавтра внимательнее приглядывать за своей сумкой. Затем, раз уж ему попалось это фото, он записывает – на этот раз не мысленно – замечания по своему удару слева.

Когда он заканчивает, уже поздно, и он усаживается перед телевизором. Сверившись со списком, включает следующий из матчей Федерера, Уимблдон 2006, финал против Рафаэля Надаля. Камера переключается то на одного, то на другого, но на Федерера чаще. Инуи перематывает назад обмен ударами, пытаясь уловить движения рук Надаля, его ног.

Потом он выключает свет и, не закрывая глаз, ложится на кровать. Засовывает руку под простыню и берет в ладонь член, медленно поглаживая, пока тот не встает, а потом сжимая быстрее, сильнее. Он старается мысленно представить женщин с веб-сайта, присланного Кавамурой, но даже когда он зажмуривается, перед глазами продолжает мелькать теннисный матч.

Он все равно кончает.

+

– Марш! – Инуи щелкает секундомером, и Ойси бежит выполнять упражнение на силу ног. – Еще один раз.

Рядом с Инуи останавливается Фудзи. – Может, тебе лучше самому тренироваться? Мы могли бы пригласить в менеджеры одну из девушек.

– Кавамура, ты следующий, – Инуи отмечает время в блокноте. – Если игроки станут влюбляться в менеджера, в клубе начнется хаос.

– Ты наверняка прав, – Инуи не отрывает глаз от ног Кавамуры, но слышит улыбку Фудзи в его голосе. – А у тебя так больше времени собрать на всех нас данные перед внутриклубными матчами.

– Чтобы собрать данные на тебя, Фудзи, мне нужно нечто большее, чем время. Кикумару, готовься!

– Может быть, мы могли бы договориться об обмене.

Инуи поднимает взгляд и пропускает время, показанное Кикумару. – Договориться? Ты хочешь данные на кого-то еще?

Кикумару с размаху обнимает Инуи, и тот, пошатнувшись, делает шаг назад. – Я быстрее всех, Инуи? Правда?

– Да, – говорит Инуи и прижимает к себе блокнот. Фудзи ушел. – Тэдзука, твоя очередь.

Девушки снаружи ограждения кричат: «Тэдзука-сан! Удачи!» Инуи покрепче перехватывает секундомер и щурится против солнца.

+

– А вот еще! – Кикумару сует Инуи журнал, не заморачиваясь тем, что на обложке изображены голые женщины. Настоящие, не нарисованные.

– Фу, Эйдзи-сэмпай, – говорит Момосиро. – Ты хоть бы постеснялся.

– Типа того, как ты весь покраснел, когда я одолжил его тебе? – Эйдзи обнимает Момосиро за плечи. – Ты его довольно долго держал.

– Инуи не стесняется, – говорит, улыбаясь, Фудзи. – Правда, Инуи?

Инуи кладет журнал в непрозрачный конверт и убирает в сумку. – Наш интерес вполне естественный, – он поправляет очки. – Поэтому не стесняться тоже вполне естественно, – он смотрит на Кикумару и Момосиро. Почему он от них отстает? Он старше, он выше. Непонятно. Что они такого делают, чего не делает он сам?

Он уходит раньше, чем они смогут что-либо заподозрить.

+

У себя в комнате Инуи пролистывает журнал. Женщины настоящие, если не считать силикона. Он внимательно их рассматривает, не торопясь перелистывать. Ничего не происходит. Он убирает журнал обратно в сумку.

Инуи выстраивает цепочку из трех анонимных прокси и ищет в Гугле свои симптомы. Читает про синдромы Фрезера-Франсуа, Кушинга и тестостерон, синдромы Кляйнфельтера, Ульрих-Тернера и гипопитуитаризм. Ничего не подходит. У него все физические признаки половой зрелости. И все-таки чего-то не хватает.

Он загружает в компьютер сегодняшние снимки. Может быть, если он их внимательно изучит – Кикумару, Момосиро, Кавамуру – то поймет, что в них есть общего, чего нет у него самого.

И ничего не видит. Только Эйдзи, прыгающего на плечи Ойси, чтобы поймать свечу, только Момосиро и Кавамуру, с открытыми в крике ртами перебрасывающихся мячом.

А в его сумке, между тетрадью по математике и ноутбуком – фотография летящего Инуи.

Он прыгает, чтобы отбить смэш, и пусть его тело помнит, как был труден тот удар, на фотографии он легко плывет, идет по воздуху, не собираясь приземляться.

Он до сих пор не знает, кто это. Одна из приходящих поглазеть девушек? Может быть, завтра он что-нибудь заметит.

В DVD плеере стоит следующий по списку матч Федерера, но Инуи достает Надаля и Агасси в Монреале. Он смотрит весь матч, не делая заметок. Когда Рафаэль прыгает, чтобы отбить смэш, кажется, что он летит.

+

Инуи отщелкивает снимки с Кайдо, тренирующегося в спринтерском беге, пока бандана у того не темнеет на лбу от пота, а рот не начинает жадно хватать воздух.

– Потом можешь добавить еще четыре захода, – Инуи проматывает кадры назад, оценивая состояние тела Кайдо. – И по 500 граммов добавочно на каждую щиколотку, – он отматывает дальше, ища снимки с теннисными тренировками Кайдо.

И видит среди них собственное фото. Сделанное на его собственную камеру. Он подает, тянется к мячу, ноги едва касаются земли.

– Сэмпай, – говорит Кайдо.

Никто из девушек этого сделать не мог – сумка Инуи в течение всей тренировки находится в пределах кортов.

– Сэмпай, можно тебя кое о чем спросить?

Может, это какое-то наружное наблюдение, вторая камера, наведенная на первую. Но у него-то только одна.

– Что бы ты сделал, если бы… если бы тебе понравилась девушка?

Инуи резко поднимает голову. Кайдо, отчаянно краснея, стоит, уставившись в землю. Вот и он обогнал Инуи.

– Я не знаю, – говорит Инуи и бросает фотокамеру в сумку.

2009-05-09 в 21:53 

+

По пути домой он заходит в книжный магазин. Просто он пока не нашел подходящий журнал. Он нерешительно топчется у полки, бросает взгляд на обложки и на секунду прикрывает глаза, чтобы оценить свою реакцию на каждую из них по отдельности.

Но выбрать не может. «Просто возьми любой», – говорит он себе и протягивает руку. И замирает. В дверь магазина входит Фудзи Сюскэ. И Инуи не может, просто не может купить грязный журнальчик на глазах у Фудзи. Пусть это совершенно естественно, но он все равно стесняется.

В соседнем проходе стеллаж с постерами – Инуи бросается к нему и сосредоточенно разглядывает спортивный раздел, пока рядом не возникает Фудзи.

– Ищешь вдохновения?

– Изучать лучших игроков полезно, – Инуи пролистывает Тсонга и Роддика.

– Дополнительные данные, значит.

А вот и Рафаэль Надаль – с летящими волосами, выгнувшейся ракеткой, рот раскрыт в крике. Ноги чуть выше уровня корта, как будто ему вообще не нужно касаться земли. Инуи вытягивает себе копию.

Фудзи проводит рукой по изгибу бицепса Надаля. – Почему Надаль?

– Он – номер два, – говорит Инуи.

– Разве тогда не логичнее изучать Федерера?

– Разве для меня более логично записывать данные только Тэдзуки, а не твои?

Глаза Фудзи сужаются. – Кто сказал, что Тэдзука – номер один? – затем он улыбается. – Хороший выбор. Я тоже себе возьму, – он берет копию и забирает у Инуи ту, которую тот взял.

– Фудзи?

– Это подарок, – говорит Фудзи. – На твой день рождения на прошлой неделе.

– Это ты мне должен позволить купить для тебя постер. Тогда я бы его обменял на часть твоих данных.

– Я хочу не этого.

– Тогда что? – Инуи достает из кармана ручку на случай, если понадобится набросать список.

– Я дам тебе знать, – и Фудзи направляется к кассе.

– Спасибо, – говорит Инуи, когда Фудзи подает ему пакет. На стенах в своей комнате Инуи обычно царапает заметки, поэтому постер он вешает на потолок над кроватью.

Если смотреть достаточно долго, то можно почти увидеть, как Рафаэль делает замах.

+

На тренировке Инуи фотографирует больше обычного. Он удивлен, сколько всего видно, если смотреть через видоискатель: как исчезает обеспокоенное выражение Ойси, когда он выходит на корт, как Момосиро украдкой заглядывает в самоучитель. Кайдо смотрит на девушку за пределами корта, та краснеет и роняет портфель. Тэдзука наблюдает за Этидзэном. Фудзи смотрит прямо в камеру.

Прежде чем уйти с корта, он просматривает все. Снимков его самого нет.

Но придя домой, обнаруживает в конце еще один кадр: Инуи в клубном домике, спиной к камере, стягивает футболку через голову.

Он так и не знает кто. И не знает зачем.

В е-мэйле от Кикумару ссылка. Как обычно, все то же самое, и ничего из этого на него по-прежнему не действует. Он смотрит на лица женщин. Гадает, зачем они это делают, нравится ли им или для них это просто способ заработать.

Вместо этого он идет на YouTube и смотрит клипы с Рафаэлем – его игру в теннис, интервью, несколько положенных на музыку слайд-шоу. Он не понимает, что говорится в интервью, но они ему все равно нравятся – звук голоса Рафы, его быстрая улыбка, движения рук. Он думает, пользуется ли вообще Рафа левой рукой для чего-то помимо тенниса. (Прим. переводчика: Надаль играет левой рукой, но в жизни он правша).

Инуи не замечает, как идет время, и уже пора спать, так что времени посмотреть очередной матч нет. Он ложится на спину, сквозь занавески просачивается немного света, так что он едва может разглядеть над собой Рафу.

Он мастурбирует, используя левую руку.

+

– Лови, Така-сан! – Момосиро бросает Кавамуре коробку через голову Инуи.

– О, ты уже прошел? – говорит Кавамура. – Классная, правда?

– Великолепная, – говорит Момосиро. – Но я из-за нее завалил тест по математике.

– А я-то думал, что это из-за твоих мозгов, Момо-сэмпай, – увернуться от захвата Этидзэну не удается.

– Хочешь, теперь ты, Инуи? – Кавамура протягивает коробочку. Это эротическая компьютерная игрушка.

– Ты мне уже одалживал, – говорит Инуи. Он не добавляет, что так ее и не прошел.

В клубный домик входит Тэдзука, и Кавамура быстро сует игру в сумку. Инуи думает о карте памяти в своем кармане, о трех размытых кадрах, где Тэдзука демонстрирует подачу.

– Инуи, ты повесил постер? – Фудзи снимает спортивную куртку и достает из шкафчика школьную рубашку.

– Да. А ты?

– На дверь с внутренней стороны. А твой где?

– На потолке над кроватью.

Фудзи улыбается. – Навевает тебе приятные сны?

– Я никогда не запоминаю свои сны, – говорит Инуи и поднимает сумку.

2009-05-09 в 21:55 

+

По пути домой Инуи заходит в магазин канцтоваров. Нужно свести воедино все данные по Тэдзуке. В нынешней тетради еще есть место, но лучше он купит новую. Свежий старт, новый шанс.

В соседнем магазине продается видео. Инуи стоит на тротуаре, разглядывает витрину. Ему уже так надоело отставать от остальных, что он готов попробовать что угодно.

Перед полкой с видео для взрослых он оказывается раньше, чем успевает сообразить, что на нем все еще школьная форма. Но он все равно берет диск. Продавец, и глазом не моргнув, принимает у него деньги.

Инуи кидает в карман сдачу. Пальцы натыкаются на пластиковый контейнер. Он достает его и открывает. Это кассета с пленкой. Если бы он был осторожнее, то с нее можно было бы снять отпечатки пальцев. А потом бы ему только осталось добыть отпечатки всех членов клуба.

Заметив взгляд продавца, Инуи бросает контейнер обратно в карман и толкает дверь. Пройдя один квартал, отдает пленку в проявку и печать. Обычно на это требуется час, но одна из машин у них сломана, поэтому придется ждать до утра.

Он достает ежедневник и делает пометку. А потом на другой стороне улицы замечает Кайдо. С девушкой.

Это девушка с фотографий – та, которая приходит на теннисные тренировки и краснеет, когда Кайдо смотрит в ее сторону. Сакамото Хитоми, думает Инуи. Второй год обучения, но не из класса Кайдо. Они идут рядом, опустив головы, не глядя друг на друга. Кайдо спотыкается о мусорную урну.

Инуи вытаскивает из сумки свою кепку для чрезвычайных ситуаций, надвигает ее на глаза и идет следом за ними.

Они заходят в 100-иеновый магазинчик, набитый всякими мелочами и безделушками – подвесками для телефона, цветными наклейками. Инуи считает до шестидесяти, а потом открывает дверь. Подхватывает розовый веер и, раскрыв, прячет за ним лицо. Кайдо и Сакамото на два прохода впереди него, и если нужным образом вывернуть голову, то через просветы в полках их отлично видно.

Они медленно идут, отвернувшись друг от друга, сосредоточив все внимание на полках. Кайдо украдкой бросает на Сакамото быстрые взгляды и снова отводит глаза. Она останавливается у корзины с мягкими игрушками, и Кайдо успевает сделать еще четыре шага, прежде чем замечает это.

– Какие милые, – говорит она и вытаскивает плюшевого дельфина. Даже отсюда Инуи видно, что он кривобокий, на хвосте похожая на опухоль шишка, а один глаз больше другого.

– О, – произносит Кайдо и берет игрушку из ее рук.

– Кайдо-кун! – она наконец поднимает глаза.

– Я… э… – Кайдо чуть не бегом бросается к кассе. Инуи приходится скорчиться за стойкой со сковородками. Кайдо сует Сакамото пакетик. – Вот.

Она благодарит его, и оба топчутся на месте чуть ли не целую минуту, прежде чем направиться к выходу. Уже почти у самой двери Инуи вспоминает, что нужно положить веер на место.

На тротуаре они останавливаются, решая, куда пойти дальше, и Инуи жалеет, что не купил тот веер. Стоя к ним спиной, он смотрит на их отражения в витрине.

– Как ты захочешь, Кайдо-кун, – говорит Сакамото.

– Нет, как ты захочешь, – отвечает Кайдо, и этот обмен репликами повторяется несколько раз. Инуи уже готов выдать свое присутствие, для того чтобы обучить их своему безотказному методу принятия решений.

Наконец, они направляются в кофейню и садятся за угловой столик. Инуи устраивается так, чтобы видеть лицо Сакамото и затылок Кайдо. Он потягивает жиденький кофе, а они смотрят в меню, на стол, а потом, по случайности, друг на друга.

Краска заливает лицо Сакамото и – девяносто восемь процентов вероятности – Кайдо тоже. Кайдо громко заказывает мороженое для обоих. Инуи знает, что у него непереносимость лактозы. Они ковыряют ложечками в мороженом. Пытаясь завязать разговор, Сакамото выталкивает из себя крошечные фразы, словно птенцов из гнезда, те камнем падают вниз и погибают.

Они уходят, оставив на столе растаявшее мороженое. Инуи выходит вслед за ними, как раз вовремя, чтобы увидеть, как Кайдо наклоняет голову, выпаливает «прости» и убегает.

Сакамото смотрит ему вслед, комкая в руках бумажный пакет с дельфинчиком. Инуи думает, что, может быть, ему стоит извиниться перед ней за Кайдо. Но вместо этого он идет домой. Ничего из произошедшего он не записывает.

+

У новой тетради запах победы. Инуи работает над данными Тэдзуки, новыми и старыми, до самого ужина. Потом достает купленное порно и долго глядит на коробку. Он уже потратил на него деньги – с тем же успехом может и посмотреть.

Он разворачивает телевизор так, чтобы экран не был виден от двери. Подключает наушники. Достает упаковку бумажных носовых платков. И нажимает на воспроизведение.

Абсолютно отвратительно.

Через пятнадцать минут он выключает. Ничего не происходит и не собирается происходить. А увидев Кайдо на свидании, Инуи думает, что, возможно, это даже к лучшему.

Кадры из порнушки теснятся за закрытыми веками, и Инуи встряхивает головой, пытаясь их прогнать. Он разворачивает телевизор на место и видит мигающий огонек на DVD рекордере. Прошлой ночью был финал Открытого Чемпионата Франции, слишком поздно, чтобы не ложиться. Он включает запись.

Даже зная результат наперед, он полностью поглощен и наклоняется к экрану, когда игру ведет Рафа. К тому времени, когда Рафа выигрывает у Федерера сет, Инуи уже совершенно забыл про порно.

+

Во вторник занятия в теннисном клубе отменены. После школы Инуи направляется к реке. Кайдо уже на берегу, делает махи ракеткой. Стойка неправильная, сила примерно на двадцать процентов больше нормальной. Когда Инуи бросает свою сумку на траву и достает фотоаппарат и ноутбук, Кайдо не останавливается и даже не кивает.

Когда Инуи смотрит через камеру, вся боль в Кайдо проявляется на его лице еще острее, сильнее, четче. У Инуи сдавливает грудь. Он не делает ни единого снимка.

– На следующей неделе продолжай по текущему графику, – говорит он, когда Кайдо наконец бросает ракетку. – Но сегодня… – если бы у Кайдо были трудности с ударом справа или, например, с домашним заданием по математике, Инуи смог бы ему подсказать, как с этим справиться. – Сегодня тебе лучше сделать в полтора раза больше повторов. И добавь пять километров к пробежке.

Кайдо складывает ракетку в сумку. Затем встает и, отвернувшись, ждет. – Давай, вперед, – говорит Инуи. И Кайдо, не оглядываясь, убегает.

Инуи садится на речной откос. Пригревает солнце, от травы веет свежестью. Он срывает несколько былинок и жует их. Они тонкие и зеленые и не имеют особой питательной ценности. Среди травы встречаются крошечные белые цветки – он не знает точно, как они называются – и он наводит на них объектив. Наверное, надо купить фотоаппарат получше, у этого отвратительное увеличение.

– Уже закончил? – Фудзи усаживается на траву рядом с Инуи.

– Особые обстоятельства, – Инуи делает снимок их вытянутых ног – две белые буквы V на зеленом фоне. – Причина в Кайдо.

– Кайдо? – Фудзи резко поворачивает голову.

– Проблемы с девушкой, – Инуи рассказывает Фудзи о провалившемся свидании. – Как думаешь, что нам делать?

– С Кайдо? – Фудзи движением плеч сбрасывает с себя куртку. – Ему нужно разобраться с этим самому.

Инуи хмурится. Он ожидал, что уж Фудзи-то, в отличие от всех остальных, сумеет найти выход в подобной ситуации. – А тебя что сюда привело?

– Особые обстоятельства, – Фудзи откидывается назад, опираясь на руки. – Ты занимаешься фотографией природы?

Инуи наводит фокус на реку, на бурьян, растущий вдоль берега. – Через камеру все кажется другим.

– Я знаю.

Инуи поворачивает объектив на Фудзи. Тот смотрит на небо, солнечные лучи ложатся на его лицо – и он не улыбается. Он словно бы… нервничает? Нет, это больше похоже на предвкушение, как будто ему предстоит важный матч, который он не уверен, что выиграет. Инуи не помнит, видел ли его когда-нибудь таким раньше. Потом Фудзи поворачивает голову и улыбается, глаза превращаются в щелочки, и снова все нормально, и Инуи упустил кадр.

Но он все равно делает снимок. – Что ты видишь? – спрашивает Фудзи.

– С тобой никогда не знаешь наверняка.

– Может быть, тебе нужны новые очки.

– Может быть, мне нужны новые глаза, – Инуи откладывает фотоаппарат в сторону. – Ты смотрел финал Открытого Чемпионата Франции?

– Да, – говорит Фудзи. Потом наклоняется и целует Инуи в губы.

Все кончается за секунду, как щелчок затвора, как фотовспышка. Инуи, моргая, смотрит на Фудзи, и ощущения приходят только потом, медленнее. Дыхание Фудзи на его лице. Нажим сухих губ. Потрясение, от которого у Инуи зудит лицо, потом вся кожа. Прилив крови, от которого горят щеки.

Фудзи тоже краснеет. Смотрит прямо перед собой. – Вот чего я хочу, – произносит он.

– Чего? – у Инуи ломается голос, ногти впиваются в ладони.

– Чего хочешь ты?

– Я… – воздух застревает у Инуи в горле. И он не понимает вопроса.

– Инуи, – говорит Фудзи.

Адреналин вбрасывается в кровь, достигает ног. Инуи вскакивает и кое-как забрасывает сумку на плечо. – Я не знаю.

Оглядывается он только через полквартала. Фудзи по-прежнему сидит на том же месте.

2009-05-09 в 21:56 

+

У Инуи время для тренировки, поэтому он тренируется. Как и Кайдо, он растерян, у него дрожат руки, в движениях слишком много силы и никакой точности. Он применяет собственное предписание и увеличивает нагрузки, освобождаясь от энергии, от которой кисло в животе и трудно дышать.

Упав на скамейку, он вытирает лоб полотенцем. Утыкается в него лицом, словно пятилетний ребенок, укрывающийся одеялом с головой, чтобы его не смогли найти пришельцы.

Он делает глубокий вдох. Полотенце, пожалуй, пора постирать.

Потом он достает фотоаппарат и смотрит на изображение Фудзи на экранчике. Тот кажется таким крошечным, далеким и нормальным. Инуи снова закрывает глаза, у него почти кружится голова. Все повернулось на девяносто градусов, и его мозг не может адаптироваться.

Он не знает, что думать, не знает, что делать. Позвонить Фудзи? Составить список? Постараться проснуться, на случай если это сон?

Он решает пойти домой и принять душ.

+

Работы очень много, но Инуи не способен сосредоточиться. Он достает DVD с Уимблдоном 2007 года и смотрит Федерера и Надаля.

Их теннис удивителен, временами просто поразителен. Федерер хорош – он всегда хорош. Рафаэль грациозен, полон сюрпризов – его удары с лёта, броски, улыбки. «Рафа, я тебя люблю», – кричит кто-то прямо перед его подачей.

Они разыгрывают сеты, и Инуи глядит, наклонившись к экрану, сжав кулаки, двигаясь всем телом за мячом. Он уже видел этот матч, много раз, но когда в четвертом сете Рафа выигрывает у Федерера дважды, он начинает надеяться, что в этот раз каким-то образом Рафа победит.

К пятому сету Инуи выключает на счете 5–2. Смотреть последний гейм он не в состоянии.

Потребность в движении не прошла. В сумке все еще лежит то порно, и от него нужно избавиться. Кавамура или Кикумару его бы оценили, но он сам на это просто не способен. Шесть кварталов от дома, пожалуй, достаточно, чтобы выкинуть его в мусорку.

Он шарит в школьной сумке в поисках диска. И находит талончик на печать фотографий.

+

Он заставляет себя сначала вернуться к себе в комнату и только потом открывает конверт. Всего там двенадцать фотографий. Инуи на тренировке: выполняет подачу, махи, проверяет натяжение на ракетке. Инуи пишет в тетради. Инуи щелкает секундомером. Инуи в классе, достает перед уроком учебники. Ест школьный завтрак. Читает в библиотеке. Тренируется в одиночку, ударяя мячом об стенку. Дремлет в электричке.

Фотография безлюдного берега реки. И другая – Фудзи, одного у себя в комнате. У него то же выражение лица, которое Инуи видел сегодня: предвкушение, надежда. Инуи долго на него смотрит. Касается щеки Фудзи, оставляя на фотографии отпечаток.

И что-то происходит.

Как будто открывается дверь, разгорается огонь, звонит звонок, и все разом опять переворачивается еще на девяносто градусов.

Инуи смотрит на Рафу, и это происходит снова.

Он смеется и падает на кровать, смеется и кончает, и опять смеется, потому что теперь он знает. Он знает, он знает.

Он садится за компьютер и ищет другие веб-сайты – сайты с мужчинами, и некоторые довольно противные, но остальные ничего, и это действует, они на него действуют, и он кончает еще раз.

Фотографии рассыпаны частью на кровати, частью на полу. Инуи собирает их. Снова глядит на Фудзи. Он по-прежнему не знает ответа. Но, по крайней мере, теперь он понимает вопрос.

+

Наутро он все еще не знает, что делать. Весь день он занят тем, что оглядывается по сторонам, на случай если Фудзи окажется поблизости. Говорит Ойси, что болен и не может прийти на тренировку. Вместо этого занимается самостоятельно.

Дома Инуи ставит фото Фудзи на свой стол. Долго на него смотрит. Чего ты хочешь?

Он читает все свои данные на Фудзи. Они подробные, но не слишком помогают, ни в теннисе, ни, уж точно, в… этом. В любви. Как можно узнать, любишь ли кого-то или нет?

Он снова смотрит на снимок. Лицо Фудзи, его выражение. Пятно на щеке – отпечаток пальца Инуи. У Инуи ноет в груди, сводит живот… да, он любит Фудзи.

Если ты кого-то любишь, что с этим делать?

Кайдо понял, что любит Сакамото. И, наверное, как-то ей об этом сказал. Уже начав проматывать список контактов в своем телефоне, Инуи решает, что спрашивать совета у Кайдо – плохая идея.

Может, это вообще все – плохая идея. Что если он скажет Фудзи, что любит его, и они станут ходить на свидания, и все выйдет так же, как у Кайдо с Сакамото? Или хуже.

Но единичные данные не годятся для экстраполяции. Что бы ни случилось, Инуи и Фудзи не станут сидеть по разные стороны стола, краснеть и не решаться заговорить. Наверное.

Кстати, Фудзи ведь сказал, что мог бы заключить сделку в обмен на свои теннисные данные?

Инуи снова берется за телефон. Все так же не знает, что говорить. «Я люблю тебя» – хоть и верно, но чересчур слащаво. «Я бы хотел поэкспериментировать с тобой в сексе» – тоже верно, но, кажется, социально неприемлемо. Да и Фудзи ничего такого не говорил.

Инуи поднимает телефон и фотографирует самого себя. Качество не очень, но видно, что он улыбается, а если присмотреться, на заднем плане можно разглядеть фотку Фудзи. Он вводит номер.

Дверь открывается – в комнату входит Фудзи и захлопывает за собой дверь. Они смотрят друг на друга. – Инуи, – говорит Фудзи. – Я зашел извиниться за то, что тебя поцеловал.

Инуи нажимает «отправить».

Фудзи достает звонящий телефон. Смотрит на сообщение в течение семнадцати секунд. Потом подходит.

– Фудзи, я… – говорит Инуи. Фудзи ставит ему подножку, и он падает спиной на кровать. Фудзи забирается сверху, опираясь на руки и колени и, наверное, это подходящее время, чтобы сказать «я бы хотел поэкспериментировать с тобой в сексе», но Фудзи наклоняется, и они, собственно, уже этим занимаются.

По крайней мере, целуются – их влажные губы приникают друг к другу, потом размыкаются с чмокающим звуком, от которого под кожей Инуи растекаются струйки тепла. Волосы Фудзи падают на лицо Инуи, тот пытается убрать их в сторону и сбивает очки. – Извини, – говорит Фудзи и останавливается.

– Нет, – говорит Инуи. – Давай… – он вытягивает шею и целует Фудзи, ловя его нижнюю губу, потом подбородок. – Можно закрепить на резинке, она лежит на столе, – он поправляет очки, а потом вообще их снимает.

– Ладно, – улыбается Фудзи. Они начинают снова, и теперь выходит лучше, нежнее, поцелуи длятся дольше, а дыхание Инуи становится неровней. Он кладет ладонь на руку Фудзи, потом на его плечо, потом на спину. Фудзи укладывается на него сверху, лицо Инуи в рамке его рук, его тело прижимает Инуи к кровати.

Инуи возбужден так, как никогда не был прежде, так, как он думал, вообще невозможно. Он открывает рот шире, притягивает Фудзи ближе. Чужая слюна попадает ему в горло, и он проглатывает, чтобы не захлебнуться. Он ведет руками по спине Фудзи вниз. У того сбилась рубашка, и Инуи прикасается к его обнаженной коже, такой горячей по сравнению с его ладонями.

Фудзи ерзает, влажные губы перемещаются по лицу Инуи, возбужденный член упирается Инуи в живот. Инуи выгибается вверх, трется собственным членом о его бедро.

– Секунду, – говорит Фудзи, – только… – Он снова смещается, теперь чуть ниже, так, что их бедра соприкасаются, и Инуи снова подается вверх, сжимая ладонями задницу Фудзи. Фудзи вцепляется в рубашку Инуи и двигается вместе с ним, чуть вскрикивая на каждом толчке.

Инуи крепче сжимает пальцы, прикусывает губу, смотрит вверх на размытую фигуру Рафаэля Надаля. Фудзи стонет, содрогается всем телом, впивается в Инуи ногтями, кусает его плечо.

Инуи задерживает дыхание и кончает в штаны.

Минуту они лежат молча, обессиленные. У Инуи до сих пор немножко болит плечо. И он боится двинуться, ведь что бы он сейчас ни сказал, ни сделал – все будет как-то странно.

Фудзи приподнимается на локте и заглядывает ему в лицо. – Инуи, – говорит он. – Я всегда извиняюсь как следует.

Они оба ухмыляются, и в конце концов, если это и кажется странным, то не слишком.

Они еще немного целуются – теплые и сонные – и Фудзи сворачивается рядом с Инуи, трется носом о его подбородок, трогает языком мочку уха.

– Давать мне свои данные ты на самом деле не собираешься, так ведь? – Инуи обнимает Фудзи и притягивает поближе.

– Нет, – говорит Фудзи, его голос щекочет Инуи ухо. – Но я тебе расскажу, где тренируется Тэдзука.

Инуи чуть не ловит еще один оргазм.

+

Два дня спустя Инуи приходит на реку. Кайдо уже там, делает на берегу отжимания с прыжками.

– Тебе лучше выполнять эти упражнения в спортзале, тогда ты мог бы добавить подтягивания, – говорит Инуи и протягивает Кайдо конверт.

Нахмурившись, Кайдо открывает его. Это фотография, которую Инуи сделал на тренировке. Кайдо на корте, готовится принимать подачу. За боковой линией Сакамото, смотрит на него. Инуи предупредительно нарисовал вдоль направления ее взгляда стрелку, чтобы подчеркнуть то, что и так очевидно. И обвел кружком кривобокого дельфинчика, висящего у нее на портфеле. – Сэмпай? – рычит Кайдо, щеки его предсказуемо заливает румянец.

– Твое лучшее качество – это упорство, Кайдо, – Инуи протягивает еще один конверт. – А пока что, может быть, тебе будет полезно вот это.

При виде журнальной обложки Кайдо краснеет так, что Инуи начинает беспокоиться о его кровяном давлении. Но Кайдо только бормочет «спасибо» и сует журнал в свою сумку.

Инуи поднимается по откосу к дорожке. Оглядывается. Кайдо стоит совершенно неподвижно и смотрит на фотографию в своей руке. Инуи напоследок щелкает фотоаппаратом.

А потом отправляется смотреть, как тренируется Тэдзука.

+

Инуи как раз заканчивает переносить данные в электронную таблицу, когда у него звонит мобильный.

Говоря с Фудзи, он садится на кровать. Спрашивает: – Не хочешь зайти? – Он по-прежнему не вполне уверен, как это все должно быть.

– Я уже в электричке, – говорит Фудзи, и Инуи усмехается. Может, на следующей неделе им стоит попытаться сходить на свидание или что-то вроде того. Фудзи вешает трубку, и Инуи ложится на спину, глядя на Рафу.

– Удачи тебе, – говорит он и вытягивает сжатую в кулак руку. Три дня до начала внутрикомандных матчей.

И двенадцать дней до Уимблдона.



конец

2009-05-09 в 22:32 

Цилинь обыкновенный,
спасибо. :red:
очень вхарактерно. и по передаче ощущений - классно!

2009-05-09 в 22:51 

Дамария
There is always something to smile about
Очень люблю этот фик. Спасибо. )

2009-05-09 в 23:03 

Roleri
Огромное спасибо за перевод ) Обожаю этот фик )

2009-05-11 в 12:43 

xelllga
Темный крепдешин ночи окутал жидкое тело океана… (с)
Какая прелесть))) :red:

2009-05-15 в 18:09 

chinpunkanpun
в них таких - веришь, да :)

Дамария
Roleri
xelllga
спасибо вам :shuffle:

   

Inui's Data Journal

главная