16:51 

xelllga
Темный крепдешин ночи окутал жидкое тело океана… (с)
Название: Исход поединка.
Автор: xelllga
Бета: Хысь
Консультант по теннису: Joaquin
Фендом: Prince of Tennise
Пейринг: Рема/теннис, теннис/Рема (основные)
Рейтинг: G
Жанр: джен.
Статус: законченно.
Дисклеймер: Не брала.
Размещение: только с разрешения автора.

Ему предстояла очень серьезная игра. Рема знал это: разминка потихоньку приближалась к концу, и он уже чувствовал прилив адреналина. Что может быть прекрасней осознания того, что противник по ту сторону корта силен? Это даже не мысль, а ощущение, которое заставляет, не пропуская ни одного движения, тщательно разогревать каждую мышцу - ему не терпится скорее взять ракетку и начать игру…
Закончив разминаться, Рема перешнуровал кроссовки, еще раз рассеянно проверил натяжение струн, и неспеша пошел на корт. Кто бы ни был противник, он должен быть спокоен. Хладнокровие и правильная тактика – это дорога, ведущая к победе.
Ни то что бы он был не уверен в собственных силах, но с недавних пор он стал замечать, что, кроме огромного удовольствия, которое он получал во время игры, где-то на краю сознания то и дело мелькала фраза: «Ты должен стать опорой Сейгаку». Нет, эта мысль не мешала сосредоточиться на игре… просто иногда где-то глубоко внутри становилось почти страшно подвести этот спокойный и уверенный голос. Разумеется, Рема даже под угрозой расстрела никогда и никому не признался бы в подобном. Но почему-то некоторые вещи не исчезают, даже если о них стараешься не вспоминать, вот и теперь, подходя к линии, Рема в очередной раз пытался очистить разум от любых сомнений. Он пришел за победой. Иначе просто не может быть. Он очень много тренировался. Для себя, для команды, для того, что бы оказаться здесь и сейчас: для того, чтобы победить.
Мячик мягко стучит о грунт, Рема вслушивается в этот мерный звук. Равномерные удары, прямо как биение сердца. Его собственный пульс… у него с детства было ощущение, что, когда он подкидывает мяч для подачи, все внутри замирает. Начало…
0:15. Несмотря на разминку, у него не получается сразу же вложить все силы в первый удар. Только так он объясняет себе то, с какой кажущейся легкостью противник посылает мяч обратно. Возвращает в дальний угол, увеличив скорость, и Рема не успевает…
0-30. Когда это повторяется, Рема поправляет козырек кепки, мимолетно радуясь, что дневная жара уже начала спадать, и сразу после удара решает использовать сплит степ.
30-40. Первый брейк-пойнт противника. Рема старается подавать как можно больше эйсов: дважды у него получилось, в третий раз попытка попасть в линию обернулась аутом. Переводя дух и выбирая мяч для следующего удара, Рема как мантру повторяет про себя всего лишь два слова: я смогу.
40-40. Ровно! Он на самом деле смог. Не зря он столько времени потратил на тренировку выбивающей подачи. Ничтожный миг радости, даже не столько радости, сколько облегчения: большего он себе позволить не может.
1:0. Он все-таки выстоял. За последний мяч пришлось драться, но он смог. Рема переводит дух, пытаясь отогнать ощущение, что противник позволил ему выиграть последний мяч. Зачем? Чтобы таким образом прощупать границы чужих возможностей? Скорее всего, оппонент просто решил поберечь силы. В любом случае, Рема чувствует азарт только начинающейся борьбы и просто не может долго размышлять на эту тему.
15-0. Он не справляется с первой подачей. Слишком быстро. Рема чуть меняет стойку и немного ускоряет ритм прыжков – он почти уверен, что в следующий раз у него получиться успеть к мячу.
40:15. Следующую подачу он отбил. Противник, видимо, не ожидавший такого поворота событий, не успел перехватить летящий обратно мяч. Ощутив укол самодовольства, Рема решил еще раз повторить комбинацию, но в этот раз оппонент сумел сразу же среагировать бекхендом – сильный, красиво выполненный удар… Рема почувствовал прилив адреналина. Желание победить просто разъедало изнутри, мешаясь с невольным восхищением, которое возникало при виде легких, отточенных, выверенных до миллиметра ударов.
1:1. Рема усилием воли давит в себе восхищение противником, но ничего не может поделать с огромным удовольствием, которое они оба получают от игры. Он в который раз повторяет себе, что просто выигрывать скучно, куда интересней вырывать победу из последних сил. Главное суметь вырвать. Но он сможет. Удар за ударом, мяч за мячом, он непременно победит.
0:15. Реме осталось лишь проводить глазами улетающий мяч: меткий удар противника по линии не оставил даже шанса отбить.
40:15. Решив не выпускать игру из своих рук, Рема старается подавать как можно точнее и техничнее. Удары получаются не сильные, но он вроде сумел изменить завязавшейся ритм игры и навязать свой.
40:40. Противник не сдается. Слишком быстро, на взгляд Ремы, освоившись с новыми обстоятельствами, он начинает снова менять их под себя, а способность оппонента принимать удары из самых неудобных мест приводит к тому, что Рема ощущает легкое раздражение, и допускает двойную ошибку. После этого он дольше обычного выбирает мяч для подачи, старательно выкидывая из головы все ненужные мысли и эмоции.
1:2. Он все-таки не сумел удержать подачу. Возможно, это было из-за того, что он стал более осторожным? Вполне обычная практика – часто после ошибки подача бывает слабее. После того, как мяч вместо линии угодил в аут, Рема решил перестраховаться и подает в центр квадрата. Привел бы риск к более высоким результатам? Возможно, это было тактической ошибкой - Рема делает себе мысленную заметку на досуге проанализировать сложившуюся ситуацию, и собирается как можно скорее отыграться.
30:0. Да, у противнику отлично удаются эйсы. Рема старается проследить общую тенденцию ударов и найти наиболее верную позицию для того, чтобы их принять. Удары противника отвлекли его от собственных неудач, и Рема этому рад: действия оппонента вновь разожгли его боевой дух, его стремление к победе. Эта игра, словно наркотик впрыскивает в вены только одно желание, одну страсть – победить. Чем тверже препятствие, чем сильнее человек по ту сторону корта, тем больше азарта и удовольствия доставляет игра. Теннис ощущается как жажда, как сильнейшая необходимость, и Рема с нетерпением ждет каждый мяч.
40:40. Азарт. Рема ощущает его каждой клеточкой тела, он упивается им, когда бросается к летящему мячу, когда ему удается сыграть в противоход, или, проведя удачный маневр, послать мяч в незащищенную часть корта. В такие минуты Рема твердо уверен в том, что корт - это единственное место, где можно быть по-настоящему свободным.
1:3. Осознание того, что противник еще больше увеличил отрыв в счете, никак не расстроило Рему. Последний розыгрыш доставил ему огромное удовольствие. Удар за ударом он пытался нащупать слабые места противника, не показав при этом свои: он был уверен, что оппонент занимается тем же самым. Это были долгие четыре мяча, но зато Рема определился с возможной тактикой. А что касается счета – ничего непоправимого, по его мнению, еще не произошло…
30:15. Подав, Рема быстро выходит к сетке, и бьет слету. Противник явно такого не ожидает. Удачная комбинация, реализованная несколько раз, позволяет повести на своей подаче, и Рема, довольный происходящим, позволяет себе негромко пробормотать под нос любимую фразу.
2:3. У него получается удержать подачу и сократить отставание в счете. Следующая подача противника, а, значит, непременно надо отыграться. Рема в который раз поправляет кепку и покрепче сжимает рукоять ракетки: он готовится принимать тяжелые мячи.
0:15. Да, как он и ожидал, подача вполне ощутима: но он много тренировался и уверен, что его мышцы выдержат и не такое. Конечно, Рема точно не знает, все ли способности продемонстрировал оппонент, или подача может еще усилиться. Размышлять на подобную тему некогда, но идеи, то и дело вспыхивавшие у него в голове, лишь распаляют желание играть дальше. Из-за того, что мяч тяжелый, он принимает его двумя руками, а потом, найдя наконец нужный угол, отправляет мяч на противоположную часть корта. Тягучий, вроде бы неторопливый прием получается навылет.
0:30. У него вновь получилось разыграть подобную комбинацию. Рема чувствует тихую радость и желание получить еще. Еще этого безумного сумасшедшего драйва, который он может ощутить только на корте. Только в такой игре.
3:3. У него удается обратный брейк, и Рема ощущает нечто, что не может описать. Возможно, если бы он был постарше и имел уже опыт в постельных делах, то он, вероятно, сравнил бы происходящее с экстазом, хотя и признал бы, что то, что происходит на корте, является для него куда более сильным переживанием. Но сейчас Реме не до определений, он надвигает козырек кепки пониже: его лицо бесстрастно, глаза - единственное, что может выдать то, что он ощущает. Жажда игры все сильнее, но чтобы не произошло дальше, в данную секунду он просто счастлив…
3:4. В ответ противник с кажущейся легкостью делает еще одни брейк. Будто специально поднимает планку игры, постепенно увеличивая накал страстей. Рема принимает этот безмолвный вызов. Он старается предугадать направление атаки, бросается за каждым мячом, но всякий раз не успевает. Уходящий обратный кросс противника не дает Реме удержать подачу. Со стороны, все разворачивается просто стремительно, но внутри игры, время будто течет по своим собственным правилам: Реме кажется, что именно мяч отсчитывает секунды, а объявление счета – рубежи, отмечающие минуты. Он не удивляется что минуты такие разные: иногда слишком короткие, иногда удивительно длинные. Рема не может думать о чем-то кроме игры. Все его мысли занимают возможные тактические решения, адреналин бежит по жилам, мир сужается до размеров корта, а смысл всей жизни сжимается до размеров летящего мяча.
40:15. Противник играет на эйсах. После того, как Реме удается наконец отбить, он идет на хитрость - разыгрывает заранее продуманную комбинацию, в конце которой оппонент теряет контроль над мячом и не может справился с обратным вращением. Правда, большого преимущества это не приносит - Рема уверен, что второй раз подобная уловка не сработает.
3:5. Противнику остается всего один гейм до победы. Эта мысль возникает в голове Ремы внезапно, подстегивая его, словно кнут. Эйфория от происходящего, смешивается с каплями сомнения. Сумеет ли? Почему-то вспоминается голос капитана, и глубоко внутри просыпается беспокойство. Смогу ли? Сомнения на корте ведут к поражению: эту азбучную истину Рема усвоил еще в детстве, поэтому в ответ на все увеличивающееся давление он решает пойти в атаку. Иного выбора для него просто не существует. Бороться до последнего мяча - только это имеет смысл.
4:5. Рема удерживает подачу. Он выходит подавать, полностью настроенный на борьбу. Его подача, а значит, именно от него зависит какой ритм игры задать: он успешно импровизирует: то на ходу простраивает долгую комбинацию, которую завершает мастерским ударом с бекхенда; то, грамотно подготовив выход к сетке, переправляет мяч с лету в пустую часть корта; то, неожиданно бьет эйс…
0:15. Противник подает на сет. Заметив, что оппонент после подачи сразу же пошел к сетке, Рема успевает среагировать мощным ударом под заднюю линию. Азарт борьбы: Рема уже ни обращает внимание на боль в мышцах, желание победить – только оно имеет смысл.
4:6. Лежа на корте, Рема слушает собственное сердцебиение и не может осознать, что все кончено. Он так и не дотянулся до последнего мяча. Может, ему не хватило ловкости? Может, опыта? Рема не знает, но испытывает сильнейшее потрясение и разочарование, просто повторяя про себя, что уже все. Игра проиграна – мысль, причиняющая физическую боль. Последние мячи… он все сделал правильно, но все равно ничего не смог сделать. Кровь стучит в ушах. Рема вытирает мокрое лицо тыльной стороной ладони и старается смириться с тем, что произошло. Проигрыш – словно что-то горькое застряло в горле и не дает дышать. Слезы - это не выход. Они не смогут уменьшить боль, они не смогут вернуть те счастливые мгновения, которые он испытал совсем недавно. Восхищение чужой игрой, азарт, он почти сумел ощутить вкус этой победы. Он почти сумел, но почти - не считается. Боль от поражения. Она не забудется и не пройдет. Рема всхлипывает без слез, стараясь отдышаться и перевести дух. Все его тело болит, все мышцы предательски ноют, но то, что происходит внутри, гораздо больнее…

- Рема! Нанджиро! Пора ужинать, – словно сквозь пелену звучит знакомый голос. Ужин. Как будто ему есть дело до еды. Рема автоматически нашаривает ракетку прежде, чем открыть глаза.
- Молодец Рема, ты так быстро растешь. – В словах отца, который, оказывается, уже стоит рядом, нет обычного шутливого тона. Он серьезен, но это лишь в очередной раз напоминает о проигрыше. Отец протягивает ему руку. Хочет пожать? Помочь подняться? Или в очередной раз смутить своим странным поведением?
- Ну же, Рема, нас ждут. – Отец шутливо подмигивает, и одним движением ставит сына на ноги. – Мама приготовила все по рекомендациям твоего семпая, поэтому ты не должен пропускать ужин. Ты же хочешь стать сильнее?
Рема сверкает глазами, отыскивает слетевшую на последних ударах кепку и одевает ее. Конечно, он хочет быть сильнее. Ему не понятно, зачем говорить или спрашивать настолько очевидные вещи.
Рема молча сидит за столом. Он не чувствует аппетита, просто ест, потому что так надо. Он ни обращает внимание на то, как мать в очередной раз отнимает у отца «веселенький» журнальчик, замаскированный под газету – мыслями Рема все еще находится на корте. В его голове снова и снова мелькают кадры недавней игры. За столом становится тише. Подняв глаза от тарелки, Рема натыкается на внимательный взгляд отца, сидящего напротив: на мгновение ему кажется, что между ними не стол, а сетка - его сердце пропускает удар, а мышцы чуть дергаются, словно он в ту же секунду готов сорваться с места, и вступить в игру. Перед глазами у Ремы мелькают идеально выполненные удары, свидетелем которых он недавно был, и он как можно скорее вновь утыкается взглядом в тарелку, искренне жалея, что за столом сидеть в любимой кепке ему категорически запрещено.
Он быстро запихивает в рот остатки ужина, допивает молоко, игнорируя приставания отца на тему личной жизни: стараясь отвечать только в случае острой необходимости и по возможности односложно. Ему все еще больно. Проигрыш жжет изнутри.
Выйдя из-за стола, Рема принимает душ и скрывается в своей комнате. Он никого не хочет видеть, просто сидит в темноте и думает об отце… Столько лет, столько игр, и у него ни разу не получилось победить. Каждое поражение причиняет ему боль, но несмотря ни на что, Рема продолжает верить: однажды исход игры будет иным – он сумеет одержать победу.
Он ложится в постель и думает о том, что завтра английский язык последним уроком, а, значит, если побыстрее написать очередной глупый тест, то можно будет пораньше придти на корт. Карупин, успевший проскользнуть в комнату, запрыгивает на постель и требовательно мяукает. Рема пускает кота под одеяло и горько вздыхает. Он рассеянно поглаживает мягкую шерсть, и под тихое мурлыканье закрывает глаза, чтобы всю оставшуюся ночь грезить о мячах, подачах и выигранных геймах…

@темы: джен, авторский фик, G

Комментарии
2009-08-15 в 17:36 

Novichok
Ух ты, какая замечательная вещь!!!! Ощущение, как от просмотра одного из матча Ремы - прямо дух захватывает. Замечательно, что повествование ведется от лица самого Ремы, потому что персонаж настолько вещь в себе, что всегда любопытно понять, о чем он думает и чувствует. Спасибо))))

2009-08-15 в 23:59 

xelllga
Темный крепдешин ночи окутал жидкое тело океана… (с)
Рада что понравилось)
*задумалась* а разве написано от первого лица?... я чего-то думала что от третьего... :shuffle2:
*пытается разобраться*

2009-08-16 в 10:19 

Novichok
а разве написано от первого лица?... я чего-то думала что от третьего...
Гы)))) От третьего, но полное ощущение, что от лица Ремы - в этом сила искусства)))

2009-08-16 в 14:06 

xelllga
Темный крепдешин ночи окутал жидкое тело океана… (с)
:-D не знаю по поводу искусства.... я наверное просто запуталась)))
*рада что хоть кто-то смог осилить* :shuffle:

2009-09-10 в 07:38 

ti-uu
МЯч - и о мЯчах, мЯчом, и т.д. Мечом, о мечах - это про оружие...

   

Inui's Data Journal

главная